Заказать курсовую или диплом

Заказать курсовую, заказать диплом

Бесплатное скачивание работ



АВТОРИЗАЦИЯ






Подробнее о работе:  Дипломная работа. Внешняя политика Польши в рамках ЕС

Описание:

План

  1. Введение
  2. Глава 1. Процесс вступления Польши в ЕС(1989-1991  - 1 мая 2004г.)
  3. Глава 2. Позиция Польши в институциональном строительстве ЕС
  4. Глава 3. Политика Польши в рамках «политики соседства»; «политика Восточного партнерства»
  5. Заключение
  6. Список использованных источников
  7. Дополнения (таблицы)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Темой данной работы является Внешняя политика Польши в рамках Европейского Союза. Значимость работы в контексте современной научной и политической мысли повышается с каждым днем. Актуальность темы обуславливается наличием существенных пробелов в изучении данного вопроса в современной политологической науке. Цель работы: проследить путь развития Польской внешней политики на постсоветском политическом пространстве, а именно с 1989 по 2012г. Для достижения выше указанной цели были поставлены следующие исследовательские задачи. Задачей работы является анализ результатов достигнутых  Польшей вследствие вступления в ЕС и влияние этого факта на  внешнеполитический курс и общие тенденции развития Польского государства как одного из влиятельных акторов европейской арены. Данная работа является попыткой систематизировать отдельные факты, предлагаемые СМИ, касательно формирования нынешней позиции Польши на международной арене в единую концепцию. Третьей задачей является проследить путь от кандидата на членство в ЕС до ее полноправного участника.

Любая страна, присоединяющаяся к Европейскому Союзу, делает это по целому ряду различных причин. Внутренние противники членства своих стран в ЕС всегда стремятся утверждать, что при присоединении их страны к Союзу обещанные преимущества не осуществились.

Из всего набора причин, заставивших Польшу решиться на присоединение к ЕС есть две основные причины, а именно: стремление к безопасности и желание приобрести вес на важных форумах, где решаются вопросы жизненно важных национальных интересов.

Европейский Союз не является, да и не может быть статичным организмом. Он существует на основе политической стабильности внутри его государств-членов, но использует эту стабильность и как отправную точку для собственной дальнейшей интеграции. Способность участвовать в этом динамическом аспекте деятельности Европейского Союза и влиять на него и явилась привлекательной особенностью членства, начиная с самых ранних этапов его существования. Этот процесс является процессом обмена «суверенитета» на «влияние». Присоединившись к Европейскому Союзу, Польша на такой обмен согласилась. Одна из специфических областей политики, в которой Польша ожидала сделать свое влияние более ощутимым  - область торговых связей ЕС с бывшими советскими республиками (Восточный вектор европейской политики).Выработка политики ЕС почти неизбежно представляет собой компромисс между различными интересами и точками зрения. Как бы ни было убеждено любое отдельно взятое государство-член  в логическом и моральном превосходстве его собственного положения, это не предполагает, что такое превосходство может одержать верх. Государства-члены Европейского Союза уже не улаживают своих расхождений с помощью военной силы, но в контексте переговоров внутри союза прилагают большие усилия к обеспечению того, чтобы то, что представляется им жизненно важными национальными интересами, должным образом принималось во внимание. Традиционно в Европейском Союзе приобретают те страны, которые имеют больше всего союзников в том, к чему они стремятся, и меньше всего противников. Эта основополагающая истина еще долго не утратит значимости в союзе Европейских государств. Вступление в Союз предоставило новый ряд возможностей для польской дипломатии. Как она реализовала это, мы и рассмотрим в моей работе. Именно Польша – наибольшее из новых государств-членов – ввела новый баланс сил внутри Европейского Союза. Ее желание играть такую политическую роль, на которую ей дают право ее размер и история, четко обозначают пределы возникшего разделения внутри расширившегося Европейского Союза. Позиция и политика Польши в ближайшие годы станут важным фактором в формировании обшего развития Союза.

На сегодняшний день существует недостаток источников, предлагающих полный анализ направления, в котором движется внешняя политика Польши. Для многих созданных за последнее время работ характерна чрезмерная идеологизированность, тенденциозность, а также поверхностность и конъюнктурность. В связи с этим и для того, чтобы избежать односторонности при подготовке данной работы, использовались как материалы печатных изданий, так и web-ресурсы. Книга, написанная в соавторстве 4х историков: Генриха Самсоновича, Анджея Вычаньского, Януша Тазбира и Анджея Хвальбы «Польша в пространстве веков» 2006г. стала основой первой главы.Одной из ключевых статей стала статья в еженедельнике Observer n 6/ 2010г. Другим важным источником является англоязычная статья №4 Польского Института Общественных Дел  - «Восточное партнерство, открытие новой главы польской Восточной политики и  Европейской политики соседства» от июня 2008г. «Польша – твой экономический партнер» - одна из ключевых работ, на которые опирается вторая глава квалификационной работы.

Работа написана с учетом современных методик исторических исследований. В основу решения поставленных задач исследования был положены в первую очередь диалектический подход к оценке развития Польского государства, принципы объективности и историзма. Был также использован проблемно-хронологический метод, с помощью которого удалось в хронологической последовательности раскрыть характер и изменения исследованных проблем и событий, представить их более широко и разносторонне. Научная новизна работы состоит в изучении мало изученных аспектов международной политики Польши  в период с 1989 по 2012 г. В контексте международных отношений в Европе на базе широкого круга опубликованных документов и других источников.

Временными рамками данного исследования является период с момента приобретения экономической и политической независимости от Советского Союза(1989 г.) по настоящее время, т.е. начало 2012 года. Дата начала исследования не случайна, она является датой изменения политических интересов и приоритетов в сторону Европейского сообщества. Дата же окончания определяется периодом современности, так как именно сейчас наиболее четко видны результаты планомерной политики, проводимой Польским правительством, направленной на демократизацию общества и усиление роли государства на международной арене.

Структура работы отвечает поставленным задачам. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников. Данная работа состоит из трех глав, первая из которых представляет собой описание последовательных действий государства на пути вхождения в Европейский Союз. Вторая глава описывает становление Польши как полноправного члена ЕС и ее участие в основных институтах Европейского Сообщества. Третья глава показывает современное состояние внешней политики Польши и ее взаимоотношения с остальными странами–членами ЕС, взаимоотношения с непосредственными соседями, а также направление вектора ее интересов на международном уровне.

Следует отметить, что тема, затронутая в данном исследовании имеет политическое значение и результаты данного исследования имеют практическое значение для политики и дипломатии Украины. Содержание работы имеет определенное практическое значение. Материалы могут быть использованы как отправная точка для более глубокого исследования места современного Польского государства в системе современных международных отношений.

ГЛАВА 1. ПРОЦЕСС ВСТУПЛЕНИЯ ПОЛЬШИ В ЕС

История Польши – долгий и трудный путь становления независимой республики. 24 августа 1989г. Мировые агентства огласили сенсационное известие: «62летний Тадеуш  Мазовецкий стал первым премьер-министром в коммунистической стране – в Польской Народной Республике». Он был одним из предводителей, лидеров «Солидарности»,  а также до 1981 года  -  главным редактором католического месячника(альманаха) «Вензь»(Связь). Новость о событиях 24 августа обеспокоила многих коммунистических лидеров, особенно Чехословакии и ГДР, так как они опасались цепной реакции. Однако спокойнее ее принял лидер СССР, Михаил Горбачев. У советского лидера была осведомленность о рисках, которые несло это решение для целого блока, тем не менее он считал, что это закономерный процесс, который вызван катастрофическими для польских коммунистов результатами выборов 4 и 18 июня 1989 г., а также реформами, которые уже в течение нескольких лет проводились в Советском Союзе.[1]

Политика перестройки, проводимая Горбачевым, ослабила влияние СССР на Польшу, что привело к переменам в стране. В сентябре 1988 года представители правительства проводят первые встречи с Лехом Валенсой,  лидером профсоюза Солидарность, на которых было достигнуто соглашение о созыве «круглого стола» между правительством и оппозицией. Круглый стол начал работу 6 февраля 1989 года. 4 апреля он завершился подписанием соглашения, главными пунктами которого было: проведение свободных выборов, введение поста президента и верхней палаты сейма (Сенат). На выборах, состоявшихся 4 июня, «Солидарность» получила 99 % мест в Сенате и 35 % мест в сейме, после чего сформировала правительство, которое возглавили премьер Тадеуш Мазовецкий и вице-премьер и министр финансов Лешек Бальцерович, начавшее рыночные и демократические реформы, либерализацию цен и приватизацию государственной собственности. Президентом страны стал  Войцех Ярузельский.

29 декабря 1989 г., путём изменения конституции ПНР, стране возвращено историческое название «Rzeczpospolita Polska» (Польская республика; по-русски — Республика Польша). На президентских выборах 1990 года Лех Валенса после внушительной победы был избран президентом Польши. Теперь Польская народная республика приобрела имя «Тре́тья Речь Посполи́тая» (польск. III Rzeczpospolita — буквально Третья Республика) — впервые употреблённое в Конституции определение польского государства. Причиной появления этого термина явилось стремление порвать с укладом Польской Народной Республики, а также продолжить непосредственно традицию II Речи Посполитой (1926—1939).Официальное же название государства — Польская Республика (польск. Rzeczpospolita Polska).[2]

Принято считать, что голосование на так называемом Контрактовом сейме польского государства (1989—1991) по восстановлению названия Республики Польша и герба, который вступил в силу 31 декабря 1989 года, символически положило начало созданию «Третьей республики». Согласно другому мнению, началом Третьей республики является начало или конец «круглого стола», либо назначение правительства Тадеуша Мазовецкого, либо проведение первых свободных выборов в сейм и сенат в 1991 году, после ликвидации недемократических структур ПНР. Конституция апреля 1997 года в её преамбуле, носит название Третьей республики.

Изменение  общественной и экономической системы в Польше привело к реориентации приоритетов польской внешней политики. Одним из ее новых элементов было стремление к сближению с Европейским сообществом, а в более далекой перспективе - участие в этой структуре на правах члена.

В начале 90-х годов государства - члены ЕС и страны Восточной и Центральной Европы вынуждены были выработать качественно новые механизмы политического и экономического сотрудничества. Государства восточноевропейского региона, в том числе Польша,  были крайне заинтересованы в углублении сотрудничества с ЕС и включении в процесс европейской интеграции.

Польша установила дипломатические отношения с Европейским сообществом в июле 1988 г. На следующий год (19.09.1989 г.) состоялось подписание договора о торговле и торговом и экономическом сотрудничестве между Польшей и Европейским экономическим сообществом (ЕЭС). Этот договор лег в основе дальнейших контактов и был исходным пунктом для проведения в будущем переговоров об участии Польши в Европейском сообществе. О намерении Польши вступить в ЕС сообщил премьер Тадеуш Мазовецки в своем выступлении в Европейском парламенте в феврале 1990 г.

Переговоры начались в декабре 1990 года, длились 11 месяцев и закончились подписанием Европейского Договора о Содружестве Польши с Европейскими сообществами и странами, являющимися их членами (16.12.1991 г.). Подписание Европейского Договора послужило началом политического диалога между Польшей и Сообществом (а потом с Союзом Европы), а также постепенной либерализации торговли промышленными продуктами, законченной установлением зоны свободной торговли. Это привело к расцвету торговли между Польшей и Европейским сообществом и к расширению диалога и политического сотрудничества, что в свою очередь содействовало дальнейшему сближению между Польшей и Сообществом.[3]

Ключевое значение для Польши с точки зрения ее стремления войти в состав членов, имел саммит в Копенгагене (22 июня 1993 года), на котором Совет Европы установил, что целью Европейского сообщества является его расширение на государства Центральной и Восточной Европы. Совет Европы сформулировал политические и экономические критерии, от соблюдения которых зависит прием в состав членов Европейского Союза государств этого региона. Среди них  были такие критерии, как стабильное государственное устройство, гарантирующее демократию и законность, соблюдение прав человека и основных свобод, в том числе прав национальных меньшинств, работающая рыночная экономика, способность страны справляться с конкуренцией и рыночными силами внутри ЕС, способность государства-кандидата выполнять членские обязательства, а также реальная способность ЕС принять в свои ряды новых членов.

Очередным важным этапом на пути Польши в ЕС было выраженное Европейской комиссией (16 июля 1997 г.) согласие на начало переговоров ЕС с шестью государствами-кандидатами - Польшей, Чехией, Венгрией, Словенией, Эстонией и Кипром. Совет Европы принял в декабре 1997 г. решение о начале переговоров с 6 кандидатами, которые начались 31 марта 1998 года.

Переговоры о принятии проводились в двух этапах: сначала анализировалось соответствие законодательства кандидата с законодательством ЕС (screening), а затем начиналась фаза подробных переговоров по 30-ти тематическим разделам. В эту фазу переговоров Польша вошла 10 ноября 1998 года. Начало переговоров о принятии было для всей государственной структуры Польши и ее экономики серьезным вызовом, прежде всего в связи с необходимостью приведения польского законодательства в соответствие с правовыми актами Сообщества - acquis communautaire.

В том же 1998 г. Комиссия европейских сообществ (КЕС) впервые опубликовала специальный доклад, в котором оценила подготовку стран-кандидатов к вступлению в ЕС. В нем Польша и Венгрия были признаны странами, которые за предшествовавшие 18 месяцев лучше других кандидатов готовились к вступлению. Отмечалась их экономическая политика, позволившая обеспечить высокие темпы роста, а также продвижение по доведению правовой базы до требований ЕС.

В докладе за 1999 г. Комиссия Европейского Сообщества отметила предсказуемое и динамичное развитие экономики Польши, стабильность макроэкономических показателей, ставя ее на первое место среди кандидатов. В таком же документе за 2000 г. Польша получила также достаточно взвешенную оценку. К ее успехам эксперты ЕС отнесли: стабильное развитие и все большую открытость экономики, внедрение структурных реформ, динамично идущий процесс приватизации, определенные сдвиги в реструктуризации важнейших отраслей (горнодобывающей промышленности, банковской системы).  В результате 7 октября 2002 г. в 93-страничном докладе Еврокомиссии “К расширению Союза”, а затем и на Копенгагенском саммите  в декабре 2002 г. было изложено приглашение присоединиться к Союзу 10 новым членам. Это приглашение венчало длительный и сложный 10-летний путь “От Копенгагена до Копенгагена”. Таким образом была поставлена точка в окончании предварительных переговоров и 13 декабря 2002 года на заседании Совета Европы в Копенгагене переговоры Польши о принятии страны в ЕС были окончены.

16–17 апреля в Афинах состоялся неофициальный саммит Европейского союза. Центральным событием двухдневного форума стала церемония подписания Договора о вступлении в ЕС 10 государств – (Венгрии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши, Чехии, Словакии, Словении), а также Кипра и Мальты. Представительный состав делегаций Венгрии и Польши, включающих и бывших президентов, премьеров, глав МИД, как бы напоминал, что это соглашение – заслуга всех предыдущих правительств этих стран, начиная с “бархатных революций”. Логическим последствием окончания переговоров было подписание 16 апреля 2003 г. Афинской декларации.

После ее ратификации Польша  1 мая 2004 г. вошла в состав членов Европейского союза.

Хотелось бы более подробно вернуться к процессу евроинтеграции Польской Республики. Политика ЕС, направленная на создание общего внутреннего рынка, политического, валютного  и экономического союза, создала качественно новую ситуацию на Европейском Континенте. Страны, не принимающие участия в интеграционном процессе, вынуждены выработать механизм сотрудничества и определить свою политику по отношению к столь серьезному партнеру. Этот вопрос особенно важен для государств Центральной Европы, для которых ЕС является основным торговым партнером и помощь которого необходима для преодоления кризиса и более полного включения в международное разделение труда.

В декабре 1989 г. во время встречи на высшем уровне в Страсбурге было решено созвать межправительствен­ную конференцию для урегулирования всех спорных вопросов как в экономической, так и политической плоскости. 18 апреля 1990 г. было опубликовано совместное письмо западногерманского канцера Г. Коля и французского президента Ф. Миттерана о необходимости перехода на новый уровень интеграционных связей вплоть до образования Европейс­кого Союза. [4] В 1990-1991 гг. произошли события, окончательно превратившие Францию и ФРГ в стратегических союзников. Война в Заливе, спровоци­рованная агрессией Ирака против Кувейта, и зарождение острого этнополитического кризиса на территории бывшей Югославии вызвали первые серьезные разногласия среди стран НАТО по вопросам внешнеполити­ческой стратегии. Распад СССР придал этой проблеме особую значи­мость. В сложившихся условиях возникла возможность резкого повыше­ния международного веса европейских стран помимо системы НАТО и даже вопреки «сверхдержавности» США. Франция и ФРГ стали наиболее последовательными сторонниками такого курса. Выступая за создание влиятельного Европейского Союза, они получили поддержку со стороны Нидерландов, Бельгии, Люксембурга и Италии, в руководстве которых преобладали федералистские настроения. В то же время Великобритания и Испания возглавили лагерь «евроскептиков».

Центростремительные тенденции нашли свое отражение в подписанном 16 декабря 1991 года Европейском Договоре между Польской Республикой и Европейскими Сообществами, который образует международно-правовую базу  для развития политических, экономических, культурных и научных отношений между сторонами. При этом происходит расширение круга вопросов, охваченных Соглашением о Торговле и Торговых Отношениях 1989 года, воплощение на практике политики ЕС, направленной на углубление сотрудничества на европейском континенте и включение стран Центральной и Восточной Европы в интеграционный процесс. Договор создает предпосылки для присоединения в будущем Польши к Европейскому Союзу. В договоре нашел место ряд статей, касающихся проблем сотрудничества в области политики, науки и культуры, а также необходимости приспособления правовой системы ассоциированной страны к нормам ЕС, что существенно отличает этот документ от подписанных ранее ассоциативных соглашений ( например, между ЕС и Турцией, Мальтой, Грецией). В своей экономической части Договор предусматривает создание зоны свободной торговли промышленными товарами  в течение 10 лет, а не таможенного союза, что является необходимым условием вступления страны в ЕС - основной цели польской внешней политики на тот момент.

В декабре 1991 года главы государств одобрили, а 27 февраля 1992г. их представители подписали в голландском городе Маастрихте Договор о Европейском Союзе. Договор вступил в силу в ноябре 1993г.

Трудно переоценить его поистине историческое значение. Суть Маастрихтского договора сводилась к выдвижению пяти основных целей:

  • от построенного, в основном, единого рынка идти дальше, к экономическому и валютному союзу;
  • придать экономической интеграции социальное измерение на базе общей социальной политики;
  • преобразовать Европейское экономическое сообщество в Европейское сообщество, расширив круг его компетенции за счет новых сфер деятельности;
  • дополнить наднациональное интеграционное строительство в рамках институтов Сообщества(«первая опора») постоянным сотрудничеством в области внешней политики и безопасности(«вторая опора») и в области юстиции и внутренних дел(«третья опора»);
  • объединить все три опоры в рамках единой системы Европейского Союза.

Вступление 10 стран Центральной и Восточной Европы – Польши, Венгрии, Чешской Республики, Словакии, Румынии, Болгарии, Латвии, Литвы, Эстонии и Словении – должно было кардинальным образом изменить  расстановку сил на континенте как в экономической, так и в политической, военной и других сферах.

После крушения коммунистических систем государства Центральной и Восточной Европы в один голос определили свои экономические и политические приоритеты, связав их с «возращением в Европу», и выразили готовность войти в нее через членство в ЕС. Никогда прежде ЕС не стоял перед перспективой такого внушительного расширения, так как в него вольются 10 государств с населением в 100 млн человек( в странах ЕС проживают 370 млн человек). И никогда расширение не ставило перед Европейским Союзом таких сложных проблем, ибо суммарный ВВП этих стран составляет менее 4%  от ВВП ЕС(что примерно равно ВВП Нидерландов), а средний душевой доход равен лишь 30 % от среднего показателя в ЕС[5]. Даже в лучшем случае (в Польше, Словении, Чешской Республике) душевой ВВП составлял 63-68% от среднего значения этого показателя в ЕС.

Эволюция политики западноевропейского сообщества в отношении государств Центральной и Восточной Европы, вплоть до начавшихся со странами «первой волны» переговоров об их вступлении в ЕС, дает основания полагать, что на тот вызов, перед которым встал и Европейский Союз и вся Европа на переломном витке истории, был выработан адекватный ответ. Он смог стать импульсом к созданию новых форм отношений между этими государствами и Западной Европой.

Тем не менее, следует признать, что процесс восточного расширения ЕС оказался намного более сложным, дорогостоящим и длительным проектом, чем это виделось в конце 80х годов. Груз проблем, определяемый масштабностью процесса, низким уровнем экономического развития стран-кандидатов и необходимостью реформирования институциональной структуры ЕС, порождает колебания и подчас непоследовательность Евросоюза в выработке и осуществлении стратегии взаимоотношений со странами ЦВЕ(Центральной и Восточной Европы).

Вступив в XXI век , ЕС вновь оказался перед нелегким выбором : будет ли оправдана ноша социальных и экономических проблем, которая  ложится и еще ляжет на бюджет ЕС и государств-членов в случае вступления других стран ЦВЕ(например, Украины) и какую цену следует считать в этом случае приемлемой? Рожденный событиями 20 летней давности романтизм тех, кто надеялся на быстрое и легкое воссоединение стран Западной, Центральной и Восточной Европы в рамках Европейского Союза, сменился более трезвым подходом основанным на подсчете приобретений и убытков предстоящего расширения. Тем не менее, сосуществование как единый организм, поддержание экономической силы и целостности  этого организма остается общей целью стран-членов ЕС.

Длительный процесс интеграции Польши в ЕС вынес на поверхность многие из глубинных чувств, которые поляки испытывали о своем месте в Европе. Они считали себя принадлежащими к Европе еще до вступления в Европейский союз. Они считали, что и хорошее, и плохое в их истории связано с Западной Европой. В то время как многие западные европейцы считали естественными границами Западной Европы границу Германия — Польша, многие поляки видели ее на восточной границе с Беларусью и Украиной.

Членство в ЕС рассматривалось как привилегия, и многие были шокированы, ведь Брюссель и другие члены ожидали, что Польша считает это привилегией. Это положение глубоко укоренилось, и поляки реагировали отрицательно на то, что Запад указывает, что им делать.

Переговоры о вступлении Польши в ЕС начались в 1989 году, когда временное правительство Тадеуша Мазовецкого провело переговоры с официальными представителями ЕС. Эти начальные переговоры привели к рождению программы ЕС о финансовой помощи развивающимся экономикам перспективных стран. В ответ на давление ЕС польский министр финансов Лешек Бальцерович осуществил ряд эффективных бюджетных мероприятий, которые получили название «экономической шоковой терапии».

Впоследствии в переговорах двумя заметными препятствиями были продажа земли иностранцам и право поляков на поиски работы в странах-членах ЕС. Европейский союз хотел установить право всех граждан ЕС покупать землю в других странах Союза. Многие поляки испугались, что это приведет к вторжению большого числа людей с Запада (в первую очередь из Германии) в Польшу. Этот страх был особенно велик на западе Польши, на бывших немецких землях. Реальная угроза этого минимальна. Тем не менее польский сейм принял в 1999 году закон, ограничивающий продажу земли иностранцам в течение 18 лет.

В то же время польское правительство требовало от ЕС гарантий Польше таких же прав, как другим членам ЕС, в частности право легально искать работу в других странах Союза. Некоторые члены ЕС, такие как Австрия и Германия, боятся массового наплыва польских рабочих с более низкой зарплатой, что лишит работы местных рабочих. Эти страхи столь же безосновательны, как страхи поляков относительно продажи земли. Для поляков, однако, перспектива отказа свободного поиска работы в странах ЕС рассматривается как клеймо людей второго сорта.

К 2002 году поддержка членства в ЕС упала до отметки, близкой к 50%.

Если и есть человек, которого следует благодарить за противоречия, драмы и фарс в вечерних новостях, то это Анджей Леппер— польский Жозе Бове. Его партия «Самооборона» основана на недовольстве провинции международной политикой, в частности вступлением в ЕС. Его тактика экстремальна, и он любит быть в центре внимания, что принесло ему известность среди антиглобалистов и сравнение с Жозе Бове, французским активистом, известным своими атаками на «Макдоналдс».

Образованные жители городов могли считать Леппера безвкусным и беспокойным, но многие поляки разделяли некоторые его взгляды на ЕС. Многие считали, что Польша представляет в ЕС обширный рынок для сброса товаров и источник дешевой рабочей силы. На момент вступления в ЕС в Польше была самая высокая среди новых членов безработица — 20%.

Польская культура формировалась в течение столетий многими факторами. Католическая церковь, большие города, коммунистический режим, поколения гордой аристократии, меняющиеся границы, иностранная оккупация и многочисленные войны оставили свой след.[6]

История ознакомила Польшу с реалиями грубой силы лучше, чем любую другую страну. Однако мало где так ярко как в Польше горят огни политического идеализма. Чувство прошлого у поляков в крови, что иногда им изрядно мешает – так, первые несколько лет пребывания страны в ЕС были испорчены паранойей партии «Право и Справедливость»(Prawo I Sprawiedliewosc), которая занимала тогда правящее положение. Однако сейчас именно историческое сознание позволяет правоцентристскому правительству «Гражданской платформы» (Platforma Obywatelska) защищать основополагающие ценности ЕС с энтузиазмом, утерянным в большинстве европейских стран.

Учитывая тот факт, что вхождение в состав ЕС представляет собой процесс, требующий переориентации политической и экономической жизни страны по западноевропейскому образцу, Польское государство предприняло ряд внутренних реформ для выполнения своей функции в рамках Евросоюза:

- в области экономики - это были достаточно радикальные реформы, которые получили название «шоковой терапии». Правительство Мазовецкого - Бальцеровича действовало стремительно и радикально. Либерализация цен освободила накопленную при предыдущем режиме денежную лавину, которая буквально обрушилась на рынок. Но жесткие антиинфляционные меры, включая резкое увеличение процентных ставок, повышение налога на фонд заработной платы, постепенно сделали свое дело: инфляция замедлилась. Если поначалу, то есть в 1989 году, она достигала 600 процентов в год, то к 1992-му снизилась до 44 процентов.

Л.Бальцерович, "архитектор" польских реформ, бывший премьер-министр и министр финансов Польши, анализируя экономическую стратегию развития страны в период подготовки к вступлению в ЕС, отметил, что с момента начала реализации плана экономических преобразований в январе 1990 г. Польша добилась существенного прогресса в создании рыночной экономики. Она стала первой страной Восточной Европы, которая вышла из трансформационного спада и добилась увеличения ВВП, размеры которого превысили дореформенный уровень .В течение 1995-1999 гг. темпы роста Польши были самыми высокими среди бывших соцстран. В 1999 г. ВВП страны на 20% превысил ВВП 1989 г.

Рыночные преобразования способствовали не только ускорению темпов роста, но и созданию достаточно сильной экономики, характеризующейся долгосрочными позитивными тенденциями и укреплением внешних позиций. Это позволило Польше сравнительно более успешно, чем, например, Чехии, отразить атаки международного финансового кризиса в 1997-1998 гг. Отмеченная высокая сопротивляемость польской экономики внешним факторам была обусловлена, главным образом, ее сбалансированной и последовательной макроэкономической политикой, структурными реформами и относительно сильной и прозрачной финансовой системой. Хотя кризис в России, последовавший за дефолтом в августе 1998 г., и замедление темпов роста в странах ЕС привели к снижению спроса на польские экспортные товары, что сказалось на темпах роста (в первом квартале 1999 г. они снизились до 1,7%), в дальнейшем Польше удалось исправить положение. Уже в последнем квартале 1999 г. темпы роста экономики вышли на уровень 6%.

Руководство Польши поставило достаточно амбициозные среднесрочные цели на первое десятилетие XXI в. Согласно им предполагалось поддерживать темпы экономического роста на уровне 6% в год, что позволяло увеличить занятость и сократить разрыв по основным социально-экономическим показателям со странами ЕС. В бюджете на 2000 г. был запланирован реальный рост ВВП в 5,2% (против 4,1% в 1999 г.), уровень инфляции -5,7% в конце 2000 г. При этом правительство намеревалось добиться равновесия госбюджета и довести инфляцию до уровня менее 4%.

По оценкам экспертов Европейской комиссии темпы роста польской экономики в 2000-2001 гг. превысили темпы роста во всех других странах - кандидатах на вступление в ЕС. Благодаря экспорту и инвестициям в период до 2004 г. темпы роста ВВП страны держались на уровне 5% в год. Вступление Польши в ЕС позволило бы Польше извлечь выгоду из глобализации и либерализации своей экономики.

Интеграция в мировую экономику позволила  создать дополнительные возможности для укрепления экономического потенциала (за счет более эффективного распределения ресурсов, притока иностранных капиталов, технологий, инноваций в области менеджмента и т. д.). Вместе с тем есть опасность усиления внешних рисков, связанные с перемещением "горячих" капиталов и с изъянами внутреннего финансового рынка, которые являются следствием системы государственных гарантий по кредитам, асимметрией в распространении информации и «стадным» поведением инвесторов.

Среднесрочная экономическая стратегия Польши включала четыре основных направления:

  • макроэкономическая стабилизация,
  • укрепление финансового сектора,
  • структурные реформы и присоединение к ЕС.

- В области политики - основными направлениями политической трансформации стали: переход от авторитарной власти к демократической, от монополии одной партии к многопартийности, от номенклатуры к плюралистической политической элите, от власти партийных органов и аппарата к власти высших органов государства и органов государственной администрации, от монополии административной власти к территориальному самоуправлению.

В результате демонтажа системы "партия-государство" власть перешла в руки пар­ламента, президента, правительства и центральной администрации. Принцип единства власти, который олицетворяла коммунистическая партия, был заменен демократичес­ким принципом разделения властей - законодательной, исполнительной и судебной.

Радикальному реформированию были подвергнуты органы милиции и службы безопасности, которые были оплотом прежнего автократического режима. Еще во второй половине 1989 г. были ликвидированы части специального назначения, уменьшена численность пограничных войск. В рамках службы безопасности были ли­квидированы департаменты, занимавшиеся вопросами надстройки и вероисповедных союзов.

В апреле 1990 г. сеймом были приняты три новых закона: о министре внутренних дел, о государственной полиции и Управлении охраны государства. Вместо милиции была создана полиция, предназначенная для защиты безопасности граждан и под­держания общественного порядка. С роспуска милиции подавляющее большинство ее работников, кроме части верхушки, автоматически стали работниками полиции. Из 100 тыс. милиционеров 97 тыс. человек превратились в полицейских.

Быстро реформировалась судебная система страны. Уже в декабре 1989 г. был создан Всепольский судебный совет, который стоит на страже независимости судов и судей. Он имеет право выдвигать кандидатов в судьи и осуществлять надзор за работой судебных органов. Судьи же назначаются президентом страны на неогра­ниченный срок.

Была отменена государственная цензура, что способствовало развитию свободы печати. Стремясь не допустить чрезмерного обострения идейно-политических делений в польском обществе, премьер Мазовецкий выступил за то, чтобы в создании демократического порядка и рыночной экономики могли участвовать все поляки - представители прежней власти и оппозиция.

Еще в конце 1989 г. в Конституцию ПНР были внесены изменения и дополнения. Из ее текста были изъяты идеологическая по своему содержанию преамбула, статьи о руководящей роли ПОРП

Были расширены политические права и свободы граждан. Новый закон о собра­ниях соответствовал ратифицированным Польшей международным конвенциям и одновременно гарантировал соблюдение общественного порядка.[7]

В 1997 г. наряду с парламентскими выборами важным политическим событием ста­ло принятие в апреле Национальным собранием первой Конституции третьей Речи Посполитой, работа над которой периодически велась с декабря 1989 г. Форми­рующаяся «Избирательная акция "Солидарность"» выдвинула свой проект Основного закона и потребовала утверждения принятой парламентской Конституции на рефе­рендуме. Он состоялся 25 мая, за новую конституцию проголосовали 53,5% при­нявших в голосовании избирателей, 46% - против (явка составила почти 43%). Одновременно референдум показал степень большой поддержки «Избирательной акции "Солидарность"» в обществе.[8]

Новая Конституция определяет Республику Польша как "демократическое право­вое государство, реализующее принципы социальной справедливости".[9]

Она огра­ничила роль сейма, который в 1998-1997 гг. имел слишком широкие права, затруд­нявшие формирование правительственного большинства и правительства, парализовывавшие законодательный процесс. Ограничено было также влияние нижней палаты парламента на состав правительства, оно теперь формируется премье­ром. Кандидаты в министры уже не заслушиваются на заседаниях комитетов сейма, они назначаются президентом по предложению премьера.

Правительство может быть отозвано лишь тогда, когда сформируется новое парламентское большинство. Была сохранена депутатская неприкосновенность.

Новая Конституция ограничила также полномочия президента. Ранее он имел свои, так называемые "президентские ведомства" (это касалось силовых структур - минис­терства обороны, внутренних дел, Управления охраны государства, а также минис­терства иностранных дел), назначение руководителей которых премьер согласовывал с главой государства. По новой Конституции он эти права утратил. Президент потерял и "общее руководство" в области внешних сношений, а также внешней и внутренней безопасности государства.

Новая Конституция укрепила позицию правительства в системе законодательной и исполнительной власти. По мнению ряда польских экспертов, теперь его роль ближе к канцлерской системе, существующей в ФРГ и Австрии. Совет министров является главным институтом исполнительной власти. В третьей Речи Посполитой правит правительство. Система власти в Польше определяется как парламентско-правительственная.

Руководствуясь курсом на продолжение системных реформ, правительство Бузека подготовило четыре реформы - административную, пенсионную, здравоохранения и просвещения и начало их в 1999 г. почти одновременно и быстро внедрять.

РП официально была принята в НАТО в марте 1999 г. Как считают сами поляки, благодаря членству в Североатлантическом альянсе Польша оказалась в сфере влия­ние Запада, обеспечила свою безопасность, проведет модернизацию своей армии за счет НАТО.

Оценивая в целом процесс политических перемен в Польше, необходимо отметить, что в стране шел активный процесс демократизации. В РП периодически проводятся парламентские и президентские выборы. Основные демократические институты функционируют как саморегулирующийся механизм. В результате действия закона политического маятника в 1993 г. демо­кратическим путем левые силы сменили правых у власти, а в 1997 г. на место левых к власти пришли правые. Введен принцип разделения властей. Правда, баланс между ними время от времени менялся. Конституция 1997 г. увеличила полномочия премьера и правительства за счет пре­зидента и сейма. Совет министров стал главным центром исполнительной власти в стране.

В настоящее время Польша переживает новую фазу системной трансформации. Проведение новых реформ, вступление Польши в Европейский Союз предопределило в ближайшее десятилетие завершение всего процесса общественных перемен в стране.[10]

 

 

 

 

ГЛАВА 2. ПОЗИЦИЯ ПОЛЬШИ В ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ ЕС

Вступая в ЕС, Польша не только укрепила свою международную позицию, но и получила возможность оказывать влияние на политику Евросоюза.  А следовательно получила возможность участвовать в Европейском парламенте, Совете Европы, Европейской Комиссии, Суде, Счетной палате. В настоящее время Польское государство активно участвует в  Европейском законодательном процессе, в рассмотрении нормативных актов и других решений, проекты которых вносит, как правило, Комиссия. Согласно Лиссабонскому договору, количество польских депутатов в Европарламенте равняется 51. Рассмотрим участие Польши в каждом из этих институтов.

Европейский парламент. Что касается Европейского парламента, то он — представительный орган Европейского сообщества, создан­ный Римским договором 1957 г. Это прежде всего реально определяющий деятельность Сообщества Совет, в который входят представители госу­дарств-участников на уровне члена правительства, обычно министров той или иной отрасли. Можно выделить три основные сферы компетенции Евро­пейского парламента: бюджетные правомочия (утверждение бюджета Сообщества); контроль за деятельностью органов Сообщества и прежде всего Комиссии; участие в правотворческой деятельности сообщества.

Сразу бросается в глаза, что в этом перечислении отсут­ствует то, что составляет основную сферу деятельности на­циональных парламентов — законотворчество. И это не слу­чайно, ибо Европейский парламент не обладает самостоя­тельными законодательными полномочиями, он лишь участвует в выработке того, что называется “европейским правом”, как условно называют нормы, которыми Сообщест­во руководствуется в своей деятельности. Более того, далеко не все нормы “европейского права” приняты с его участием.

В работе Европарламента принимают участие 54 депутата от Польши[11], а с 1 июля 2011 года Варшава приняв эстафетную палочку от Будапешта, начала председательство в Европейском Союзе, впервые с момента вступления в ЕС в 2004 году. Председательство Варшавы совпало с резким обострением долгового кризиса в ряде стран ЕС, который поставил под угрозу стабильность единой европейской валюты. Несмотря на то, что Польша не входит в еврозону, руководство Польской Республики поддержало меры по укреплению евро, в частности, разработку поправок к основополагающим документам ЕС, которые были призваны обеспечить бюджетную дисциплину, а также расширение Европейского фонда финансовой стабильности. Польский премьер-министр Дональд Туск призывал членов ЕС отказаться от национального и государственного эгоизма и проявить единство. За время пребывания в ЕС, Польша выросла экономически, став для многих европейских стран знаком стойкости перед лицом кризисов. Оценивая итоги председательства Польши, глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу отметил, что политики в Варшаве проявили себя как "настоящие европейцы". Своими приоритетами Варшава объявила евроинтеграцию, развитие программы “Восточное партнерство”, восстановление экономического роста и реформирование бюджетной системы ЕС. В рамках развития «восточного партнерства» Польша в свои полгода главенства в ЕС поставила цель максимально подтянуть Украину на пути евроинтеграции. Польские политики за это время провели максимальное количество встреч с украинским руководством на высшем уровне. Однако качественного сдвига на пути евроинтеграции для Киева не произошло. Председательствуя в Европарламенте, Варшава пыталась способствовать развитию демократии в странах бывшего соцлагеря и укреплять деловые отношения с ними Евросоюза. "За 6 месяцев мы завершили работу над соглашениями с Украиной о зоне свободной торговли и об ассоциации…", - отметил польский евродепутат Яцек Сариуш-Вольский.[12]

Совет Европы. В ноябре 1991 г. Польша была принята в Совет Европы, объединяющий на данном этапе 41 европейское государство. Республика Польша располагает 27 голосами в Совете ЕС.[13] Главной целью Совета Европы является деятельность во имя сотрудничества между правительствами и парламентами, популяризация ценностей, вытекающих из идеалов демократии, принципов правового государства и соблюдения прав человека. Совет ведет поиск решений в области борьбы с нетерпимостью, охраны прав национальных меньшинств, защиты прав ребенка, борьбы с угрозой наркотиков, а также по вопросам биоэтики и расширения доступа молодежи к образованию. Ратификация польским парламентом в октябре 1992 г. Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (принятой Советом Европы в 1950 г.) имело переломное значение для международных обязательств Польши в области прав человека. Конвенция дала возможность физическим и юридическим лицам подавать иски против государственных властей в Европейский Трибунал Прав Человека. В последние годы представители Польши активно участвуют в разработке новых конвенций, в том числе: рамочной конвенции о защите прав национальных меньшинств; конвенции по вопросам прав человека и биомедицины, представляющей собой первый международный инструмент по защите частных лиц от злоупотребления новыми биологическими и медицинскими технологиями, а также конвенции о правовых принципах защиты окружающей среды и уголовной ответственности за их нарушение. В соответствии с данными Секретариата Совета Европы, Польша до сих пор ратифицировала самое большее количество конвенций по сравнению с другими государствами, принятыми в Совет Европы после 1989 г. Поляк – Кшиштоф Нэрс – является Вице-президентом Банка Развития Совета Европы. С ноября 2004 г. Польша председательствует в Комитете Министров Совета Европы.

Ярким подтверждением активного участия Республики Польша в Совете Европы является  состоявшийся в мае 2005 г. двухдневный саммит Совета Европы в Варшаве.

В политическом заявлении варшавской встречи была подчеркнута необходимость взаимного дополнения Совета Европы и всех иных европейских организаций, которые заняты строительством демократической Европы.

Еще одним важным документом, который был принят на варшавском саммите, стал план действий, который подтвердил роль Совета Европы в деле защиты прав человека, в деле развития демократии и верховенства закона. Был представлен протокол номер 14 к Конвенции по защите прав человека и основных свобод. Речь идет о деятельности Европейского суда по правам человека, по отсеву явно неприемлемых дел.

На саммите в Варшаве были также подписаны три конвенции - о противодействии терроризму, о борьбе с отмыванием денег и о борьбе с торговлей людьми.

29-30 сентября 2011 года состоялся саммит Восточного партнерства в Варшаве. По итогам саммита была принята Совместная декларация.

- Главы и представители государств-участников (Армении, Азербайджана, Грузии, Молдовы и Украины), представители органов ЕС, а также главы и представители стран-членов ЕС провели встречи в Варшаве, в ходе которых обновили свои соглашения и цели. Стороны выразили свое согласие на продолжение реализации программы «Восточного партнерства», принятой на саммите в Праге в 2009 г.[14]

Европейская комиссия. Eще одним институтом Европейского союза является Европейская Комиссия - высший орган исполнительной власти Евросоюза.. Все предложения ЕС должны проходить через Комиссию. В состав Еврокомиссии входят 27 комиссаров. Еврокомиссаром от Польской Республики с 2004 года по 2010 год являлся Павел Самецки. В частности этот комиссар отвечал за региональную политику. Одним из направлений, которое начал развивать выше упомянутый комиссар, стал проект развития Дунайского региона. С этой целью были проведены консультации по стратегии развития Дунайского региона, которая должна помочь реализовать экономический потенциал самой длинной европейской реки, а также улучшить состояние окружающей среды внутри и вокруг всего региона Дуная. Консультации прошли в немецком городе Ульм (земля Баден-Вюртемберг). Дунайский регион охватывает 14 стран. Странами-участниками стратегии развития Дунайского региона являются Австрия, Болгария, Чешская Республика, Венгрия, Германия, Румыния, Словакия, Словения, Хорватия, Македония, Черногория, Сербия, Босния и Герцеговина, а также Молдова и Украина.

"Использование всего потенциала Дунайского региона должно дать ответ на общие вызовы", - заявил П.Самецки в ходе проведенных консультаций.[15]

В разработке стратегии был использован опыт Еврокомиссии в создании Стратегии Балтийского моря. По мнению еврокомиссара, "Внедрение Европейской стратегии в отношении Дунайского региона способствует укреплению интеграции и преодолению раскола, экономического и социального неравенства, а также недостатков в инфраструктуре".

2012 год – это первый год собственно начала реализации Дунайской Стратегии. Цель стратегии – развитие Дунайского макрорегиона,  Из украинских регионов к Дунайскому макрорегиону ЕС отнесла Одесскую, Черновицкую, Закарпатскую и Ивано-Франковскую области (население суммарно – 5 млн. человек).Фактически ЕС создал платформу для взаимодействия государств в этом макрорегионе, определены 11 приоритетов и в каждом 1-2 страны координаторы; в рамках каждого из приоритетов созданы рабочие группы из представителей всех заинтересованных стран во главе с представителями стран-координаторов. План действий открывает больше возможностей для поиска финансирования и возможных партнеров в его реализации.

Следующим Еврокомиссаром от Польши стал Януш Левандовский, который стал европейским комиссаром по бюджетным вопросам и вступил на этот пост в  феврале 2010 года. Польское правительство в лице Януша Левандовского приложило максимум усилий для активного участия в антикризисной программе, приянтой в Брюсселе 30 января 2012 года. На саммите глав ЕС, проходящем в Брюсселе, лидеры 25 из 27 стран—участниц союза подписали "фискальный пакт" — соглашение о совместных действиях в области госуправления для достижения стабильности. Исключение составили Великобритания и Чехия, ратующие за большее пространство свободы в фискальной политике на национальном уровне. Между тем обязательными оговоренные в соглашении требования являются только для стран-участниц зоны евро — для остальных восьми стран они будут носить рекомендательный характер.

Януш Левандовский положительно оценил компромисс достигнутый в Брюсселе по поводу фискального пакта ЕС. Суть этого события заключается в том, что восемь стран не входящих в зону евро, в том числе и Польша, предотвратили угрозу раздела в Европе.

Напомним, что, согласно документу по ужесточению бюджетной дисциплины, дефицит национального бюджета не должен превышать 0,5% от ВВП страны в случае общей суммы госдолга менее 60% от ВВП и 1% — для стран с "обременяющим" госдолгом. При нарушении установленных лимитов к стране могут быть применены финансовые санкции в размере 0,1% от ВВП.

«Бюджетный Пакт» и «Фискальный Акт» - два документа, принятых на саммите в Брюсселе, призваны спасти евро, обеспечить строгую бюджетную дисциплину и согласованность экономической политики стран Евросоюза. Причем эти документы будут надгосударственными нормами, имеющими «конституционный характер или аналогичные правовые рамки» (Херман ван Ромпей, председатель Евросовета).

Европейская счетная палата. Европейская счетная палата - самый “молодой” институт Европейских сообществ и Союза. Она была создана в 1977 году, а в 1993 году признана пятым независимым институтом Европейского Союза. В 1999 году, в соответствии с Амстердамским договором, полномочия счетной палаты были расширены. Эффективный бюджетный контроль в Европейском союзе оказывает большое влияние на осуществление рационального расходования и использования собственных бюджетных средств ЕС, также на развитие интеграционных процессов в целом. Система финансового контроля необходима, прежде всего, в целях предотвращения нецелевого расходования бюджетных средств, мошенничества и коррупции. В центре этой борьбы в государствах - членах ЕС и в Европейском союзе находится такой институт как счетная палата или палата аудиторов.[16]

Основная функция Счетной палаты - контроль за исполнением “общего бюджета Европейского Союза”, за законностью и регулярностью доходов Союза и его расходов посредством аудиторских проверок, заключений и инспекций. Счетная палата осуществляет проверки как по собственной инициативе, так и по запросам от других институтов Союза. Палата ежегодно представляет Европейскому парламенту и Совету министров свое мнение о годовом финансовом отчете Европейской Комиссии. Опираясь на ее мнение, Парламент принимает решение о выполнении Комиссией бюджета. Счетная палата также представляет Совету и Парламенту утвержденные гарантии надлежащего использования денег европейских налогоплательщиков. Палата может также привлекать внимание Комиссии и государств-членов к любым проблемам, выявленным аудиторами при исследовании финансовых документов или ревизии деятельности организаций, которые управляют расходами или доходами от имени Союза.

Счетная палата независима и вольна сама выбирать формы и методы своей работы, планировать и проводить ревизии, контролировать любые структуры Союза, предавать гласности результаты своей деятельности и высказывать особое мнение.

Ежегодно Счетная палата осуществляет много ревизионных миссий в учреждениях ЕС, в государствах-членах Союза и во всех третьих странах, получающих помощь Союза. Фактически, хотя работа палаты в значительной степени касается европейской Комиссии (то есть доходов и расходов, которыми управляет Комиссия), 90 процентов всех доходов и расходов находится под управлением национальных властей. Как правило, ревизионные миссии аудиторов в государствах-членах Союза длятся одну-две недели и выполняются в сотрудничестве с национальными ревизионными органами или иными компетентными государственными структурами.

Отчеты Счетной палаты содержат все детали выполненных ревизий, сообщают о любых обнаруженных слабостях, содержат описание всех ошибок, неточностей или мошенничеств, которые были обнаружены. Аудиторы также предлагают список мер для устранения выявленных ими недостатков. Аудиторы не имеют никаких собственных юридических полномочий на устранение выявленных ими в работе структур ЕС недостатков, ошибок или финансовых преступлений. Когда аудиторы обнаруживают мошенничества или ошибки, информация об этом передается настолько быстро, насколько это возможно, ответственным учреждениям Союза, чтобы те предприняли соответствующие меры.

Представительство Польши в Европейской счетной палате осуществляется в рамках стандартных норм Европейского Союза, когда один  представитель государства-члена, назначаемый Советом единогласным решением на шестилетний срок является полностью независимым в исполнении своих обязанностей.

Европейский суд. Без свободы выражения мнения не существует демократии, а демократия представляет собой одну из наиважнейших основ современных Европейских государств. Несомненно, государства-участники Евросоюза , в том числе разделяют общую точку зрения относительно границ свободы выражения мнения и их трактовки. Однако, свобода выражения мнения не абсолютна. Любое вмешательство в осуществление этой свободы может быть допустимо лишь в узких целях и должно быть четко объяснено. Практика Европейского Суда по правам человека имеет особое значение для практикующих юристов из государств-участников Европейского Союза. Суд посредством судебной практики играет существенную роль в развитии гарантий свободы выражения мнения. Действительно, Суд довольно часто приходил к выводу, что государства-участники не всегда соблюдают Конвенцию. Однако практика Суда должна восприниматься скорее как механизм для достижения большей сплоченности между государствами Евросоюза, нежели как предупреждение или укор.

В состав Европейского Суда в настоящее время входят 27 судей, делегированных по одному от каждого государства. Им помогают 8 генеральных адвокатов. Их делегируют соответствующие правительства на срок 6 лет, и они могут переназначаться. В Европейский Суд может обращаться Европейская Комиссия, если она считает, что какое-либо государство-член нарушает европейское право. И наоборот, как государства-члены, так и частные лица и предприятия могут подавать иск на Европейскую Комиссию, если они считают, что Комиссия превышает свои полномочия или же неправильно использует их.

В соответствии со статьей 21 п. 1 Конвенции, судьями, которые заседают в суде, должны быть лица, обладающие высокими моральными качествами, а также  обладающие квалификацией при назначении на высокие судебные должности, или быть юристами с признанным авторитетом, который предназначен для обеспечения высокого уровня прецедентного права.[17] Польские судьи, бывшие на посту вплоть до сегодняшнего дня: Ежи Макарчик (1992-2002) и Лешек Гарлицки (с 2002).

Польша как член Организации Объединенных Наций ратифицировала еще до 1989 г. значительную часть международных договоров, касающихся защиты прав человека. Однако только построение демократии принесло плоды в виде признания этих прав областью интереса международной общественности, а не внутреннего дела каждого государства. Польша ратифицировала Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, в совокупности составляющие Пакт ООН о правах человека. Примечательно, что среди конвенций по правам человека, принятых в системе Организации Объединенных Наций, две из них были разработаны по инициативе Польши. Речь идет о «Конвенции о неприменении срока давности в отношении военных преступлений и преступлений против человечества», а также о «Конвенции о правах ребенка». Принятие этих актов международной общественностью является большим успехом польской дипломатии.

В 2002 г. пост председателя Комиссии ООН по правам человека был во второй раз доверен представителю Польши (впервые этот факт имел место в 1972 г.). Данный шаг свидетельствует о том, что активность Польши и ее вклад в защиту прав человека на протяжении десятилетия преобразований были замечены и получили высокую оценку в глазах международной общественности.

Наиболее действенная система нормативов в области защиты прав человека создана в рамках Совета Европы. Польша была принята в эту организацию в 1991 г. после выполнения трех предусмотренных уставом этой организации требований: установления образцовой демократии, базирующейся на принципе плюрализма; соблюдение правовых норм; соблюдение основных прав и свобод человека.

Одновременно с официальным вступлением в Совет Европы Польша приняла Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, а затем подписала декларацию о признании компетенции Европейской Комиссии по правам человека и Европейского Суда по правам человека. Эти шаги означали принятие Польшей всей конвенционной системы с ее высокими стандартами, как в отношении содержащихся в ней требований, так и инструментов контроля, а также развившейся на протяжении длительного периода системы судебных постановлений Европейской Комиссии и Суда по правам человека.

Кроме того, Польша подписала Европейскую Конвенцию о недопустимости применения пыток и жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения и наказания, а также Европейскую общественную хартию.[18]

Ратификация Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод дала польским гражданам полное право подавать индивидуальные жалобы в Европейский Суд по правам человека. Польша не только выступает проводником демократических преобразований в области защиты прав и свобод человека внутри собственного государства, но и отстаивает права своих граждан при обращении в Европейский Суд. Наглядным примером может служить широко известный случай обращения в Европейский Суд родственников расстрелянных в Катыни польских офицеров.  Польское государство выступило с меморандумом в поддержку этого обращения. В меморандуме указывалось, что Российская Федерация не провела должного разбирательства, которое бы выявило все обстоятельства расстрела поляков. Последние обвиняют Россию в том, что она искусственно затрудняет доступ к документам о катыньском расстреле.

Польша также проявляет большую активность в деятельности рабочей группы по поддержке демократических институтов, созданной Советом государств Балтийского моря. В 1994 г. был учрежден пост Комиссара по делам демократических институтов и прав человека, в том числе прав представителей национальных меньшинств.

Участие в деятельности Международной организации труда тесно связано с ратификацией Польшей всех конвенций, относящихся к так называемому «хребту» системы защиты прав человека. Среди основных актов следует назвать Конвенцию, говорящую о свободе союзов и защите прав союзов и объединений, Конвенцию, касающуюся проблем дискриминации при приеме на работу и в профессиональной деятельности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 3. ПОЛИТИКА ПОЛЬШИ В РАМКАХ «ПОЛИТИКИ СОСЕДСТВА ЕС», ПОЛИТИКА ВОСТОЧНОГО ПАРТНЕРСТВА

Европейская политика соседства была задумана накануне так называемого "Восточного расширения" ЕС в целях поддержки демократических преобразований и экономического развития в непосредственной близости. Европейская политика добрососедства, направлена на интеграцию и консолидацию действий ЕС по отношению к соседним странам, а также была призвана стать важным элементом внешней политики сообщества таким, как обеспечение «кольца друзей» на границах ЕС. Первоначально предложение было представлено в Великобритании и Дании в апреле 2002 года в виде «Инициативы  нового соседства», которое изначально было направлено исключительно на Восток, имея ввиду  Украину, Беларусь и Молдову.

В качестве страны-кандидата, Польша принимала активное участие в процессе разработки политики ЕС в отношении новых восточных соседей после расширения, в частности, представив на рассмотрение участников саммита в Копенгагене в декабре 2002 года так называемый «Non Paper» документ (в переводе с английского «несуществующая бумага» - вид документа, широко применяющийся в современной дипломатической и политической практике,  своего рода обезличенный меморандум — краткая записка с изложением сути вопроса, предлагаемой формулировкой обсуждаемого документа).

В этом документе польское правительство предложило комплексную политику в 3 видах организаций: сообществах, государственных (двусторонних и многосторонних) и неправительственных организациях. Особое внимание было уделено Украине, предусматривающее, что уровень ее отношений с ЕС должен быть таким же как и у России с ЕС. В рамках проекта были предусмотрены 5 областей сотрудничества: расширение политического диалога, содействие в процессе преобразования, развитие экономического сотрудничества, сотрудничество в энергетической сфере и сотрудничество в области юстиции и внутренних дел.

Тем не менее, Европейская комиссия вскоре подпала под сильное давление со стороны Франции и Испании, которые настаивали на расширении проекта на средиземноморском направлении и интеграции Барселонского процесса в новых условиях. Страны Западных Балкан и Турция были исключены из процесса, так как они уже имели статус кандидатов или потенциальных кандидатов. Эта дифференциация вызвала негативное восприятие Европейской Политики Соседства(ЕПС) в Польше.

Хотя участие в ЕПС формально не исключало будущего присоединения,  однако существует широко распространеное убеждение в том, что она де-факто определяет границы Европы[19]. Наконец, отношения с Россией были разработаны в рамках отдельной формулы «стратегическое партнерство», которая реализуется в рамках "четырех измерений".

Предложенный Польшей проект вызвал сомнения не только у некоторых стран-членов ЕС, но и среди стран-партнеров заинтересованных сторон, прежде всего в Украине. Политическая оппозиция в Польше также оказалась настроенной скептически.  Инициатива также встретила критику со стороны Болгарии и Румынии, которые опасались, что их "ребенок" -  проект «Черноморская синергия» - может быть обесценен новой инициативой.

Кроме того, Испания и Италия могли не решиться поддержать предложение, в связи с сильным акцентом на Южном измерении Европейской Политики Соседства. Сильное беспокойство вызывала возможная реакция России на усиление политики ЕС в области ее "стратегических интересов".

Что касается Украины, то глава  дипломатической делегации, Геннадий Удовенко, подтвердил, что "любая форма политики соседства без членства в ЕС не удовлетворяет Украину». Более того, Украина могла не получить значительных улучшений в соответствии с предлагаемой Восточной инициативой по сравнению с существовавшим статусом-кво.

Польское предложение подразумевало отношение к Востоку как к единому образованию. "Восточное партнерство" - открытие новой главы польской политики Восточно-Европейской политики добрососедства, полезной в плане приобретения средств для крупных региональных и транснациональных проектов. Идея состояла в том, чтобы сбалансировать аспект двусторонних отношений ЕС - страны-партнеры в рамках существующей политики добрососедства. Однако, Украина не считала полезным находиться «в одной корзине» с такими странами, как Азербайджан или Армения, чьи шансы на членство в ЕС практически нереальны.

Инициатива также получила оговорку и от внутренней оппозиции. Павел Коваль, депутат партии PiS  (Prawo я Sprawiedliwost - Право и справедливость), специалист по восточной политике, подверг критике правительство за робость и амбициозность в начале переговоров. По его словам, предложение, конечно, не революционное и предлагает не более, чем небольшое изменение существующей политики соседства. Кроме того, при его разработке не были проведены консультации с оппозицией, в нем не хватало  конкретных деталей в том смысле как и когда цели партнерства будут считаться достигнутыми.  Все же, учитывая реальные цели этой инициативы, шансы для ее принятия были достаточно велики. Стратегия, предполагающая дополнительные шаги по укреплению связей ЕС с его восточными соседями являлась более перспективной, чем тактика взрывоопасно-стремительного сближения, который никто не был готов поддержать.

2004 год следует рассматривать как важный поворотный момент для польской восточной политики по двум причинам:

  1. Во-первых, процесс вступления в ЕС был завершении она должна была изменить свою внешнеполитическую парадигму с процесса приспособления к процессу принятия решений
  2. Во-вторых, украинская Оранжевая революция дала польской политической и дипломатической элите  возможность выступить посредником и оказывать влияние на разрешение политического конфликта и в дальнейшем влиять на ход  выборов. При этом, предоставилась возможность для продвижения европейских устремлений Украины, а также возможность представить Польшу настоящим специалистом ЕС на восточном направлении. Роль президента Александра Квасневского и польских членов Европейского Парламента имела решающее значение в представлении  украинских вопросов на повестке дня ЕС. Фактически эти действия Польши до сих пор воспринимаются как наиболее конструктивная и успешная европейская инициатива страны после расширения ЕС.

Несмотря на интенсивное лоббирование Польшей и странами Балтии Оранжевой революции, реакция Евросоюза на "революцию" была довольно осторожной, не оправдав при этом ожиданий  Президента Украины Виктора Ющенко и его польских сторонников. Никаких заявлений не было принято в связи с возможным будущим членством Украины в ЕС. Предварительно согласованный план действий, направленный на реализацию приоритетов ЕПС в Украине, не был открыт для пересмотра новым про-европейским  правительством.

Этот робкий подход Комиссии и Совета Министров был подвергнут широкой критике в Украине и Польше. Несмотря на все это, План действий был внесен в приложение, которым в частности было предусмотрено:

-Начало  переговоров по новому и значительно более тесному соглашению о свободной торговле,

-Активная поддержка членства Украины в ВТО,

-Возможное признание наличия в Украине функционирующей рыночной экономики (которая является одним из Копенгагенских критериев, что и на самом деле произошло на саммите ЕС-Украина в декабре 2005 года),

-Укрепление сотрудничества в области энергетики, транспорта и виз,

-Расширение доступа к финансированию Европейским инвестиционным банком[20]

Неторопливый подход Европы к продвижению ЕПС неоднократно подвергался критике в Польше, т.к. Варшава считала такую политику неэффективной или недостаточной в ее действиях. Критики также отмечали напряженность, которая существовала между Европейской политикой соседства и национальной политикой государств-членов.  Государства-члены часто выступали и выступают индивидуально, преследуя свои национальные интересы без должного внимания к потребностям в общих действиях и солидарности.

Кроме того, критики сетовали на то, что Южное измерение ЕПС являлось гораздо более привилегированным, нежели восточное. С этой точки зрения, финансовые вложения в развитие программы «Восточного партнерства» из бюджета ЕПС на период 2007-2013 годов представлялось сомнительным.[21] Критики ЕПС также игнорировали тот факт, что существующие слабые стороны политики соседства глубоко укоренены в дуалистической природе внешней политики ЕС.

С польской точки зрения, это предложение вряд ли было достаточным, и поэтому недовольство формулой ЕПС усилилось. ЕС по-видимому, заинтересован только в развивающихся отношениях с Россией за счет других восточных стран, которые пытаются освободиться от русского господства. По мнению критиков, ЕС не хватает как видения, так и смелости.

С другой стороны, у лиц принимающих решения со стороны Польши, была четкая тенденция к недооценке некоторых важных факторов, которым способствовала теплая реакция ЕС на Оранжевую революцию:

-  усталость ЕС от расширения и возможное влияние этого расширения на Конституционный договор на Референдуме во Франции (в любом случае не удавшийся, май 2005 г.) и на другие государства-члены,

- серьезные сомнения в однозначно про-европейском выборе пути развития Украины

- ЕС уже почувствовал ловушку в противоречивом процессе присоединения Турции и пожелал избежать повторения подобной ситуации в будущем.

Первая возможность представить  Восточную политику в новом европейском окружении была дана консервативно – популистскому правительству, возглавляемому партией  «Право и справедливость», после ее победы в 2005 году на президентских и парламентских выборах. Президент Польши Лех Качиньский объявил о скором открытии совершенно новой главы в истории польской внешней политики и полном разрыве с существовавшей ранее практикой. В соответствии с мнением Качиньского, польский национальный интерес буквально находился под угрозой Германской гегемонии в ЕС. Германия не могла восприниматься как надежный партнер и, конечно, не как союзник Польши в отношении восточной политики. Отношения между Германией и Россией, материализовавшиеся в проект трубопровода «Северный поток», были самоочевидны в этом отношении.

В связи с этим некоторые из «достижений» правительства ПиС в восточной политике, заслуживают отдельного упоминания. Благодаря своему враждебному отношению к сотрудничеству с Германией, правительство Республики Польша во главе с ПиС легко отклонило германское председательство  как не уделяющее достаточного внимания значению Восточной политике добрососедства. Другим примером провала ПиС в области восточной политики является случай виз Украинцам, когда Польша готовилась к вступлению в Шенгенскую зону. Венгрии и Словакии удалось подготовить соответствующие решения заранее, а правительство ПиС работало над законодательством в последний момент, а затем передало проблемы следующему правительству, создав при этом серьезные проблемы на границах, что привело к потере репутации Польши как надежного партнера для Украины.

Внешняя политика ПиС была открыто подвергнута резкой критике со стороны оппозиции и большинства зарубежных экспертов в области политики. Эта критика, похоже, внесла свой вклад в поражение ПиС во время досрочных парламентских выборов, состоявшихся 21 октября 2007 года.

Победоносная коалиция Гражданской платформы(Platforma Obywatelska) и Польской крестьянской партии (PO-PSL) анонсировала новую главу во внешней политике. ПО, несомненно, отнесся с большим энтузиазмом к процессу европейской интеграции. По утверждению премьер-министра Польши Дональда Туска, Польша намерена активно продвигать свое собственное видение развития ЕС, в качестве ключевого игрока на европейской арене. В то же время сотрудничество в рамках Союза должно быть усилено. Кроме того, восточное измерение внешней политики ЕС должно оставаться особенностью «Польского Дома». Хотя политика нынешнего правительства отличается от  политики своего предшественника, как в стиле, так и в содержании, все же существует определенная преемственность политики Качиньского и правительства  Д. Туска.

ПО наглядно продемонстрировал более активную позицию и приверженность к альянсу в  Европейской политике. В декабре 2007 года Европейский Совет, Польша и Литва предложили уделить  больше внимания многосторонним контактам ЕПС, пытаясь таким образом, изменить практику исключительно двусторонних отношений ЕС с каждым из партнеров. По словам Дональда Туска, роль Польши как лидера сотрудничества в рамках Восточного измерения были признаны и подтверждены единогласно .

Во время своего визита в Киев в марте 2008 года Дональд Туск заявил, что Польско-украинские отношения находятся в центре польской внешней политики.

При этом было подписано соглашение о малом пограничном движении, тем самым положив конец прискорбной ситуации, с которой украинцы столкнулись, когда Польша вступила в Шенгенскую зону.  Другими конкретными мерами стали:

  • протокол о намерениях по вопросам двустороннего сотрудничества, касающиеся процесса Украинской интеграции с ЕС, которое должно принести дополнительную ценность польским усилиям, направленным на развитие Украины в рамках Союза;
  • соглашение о сотрудничестве по вопросам государственной службы, которая может помочь Украине во внедрении высоких стандартов управления  и тем самым способствовать действенности Европейской политики соседства

Такие действия польского правительства расцениваются как направленные на поддержку Украины с целью убедить другие государства-члены ЕС в правдивости европейских обязательств Украины. В проекте "Восточное партнерство", Польша пытается проявить себя в качестве крупного игрока ЕС. Тем не менее,  надежная и всеобъемлющая стратегия правительства PO-PSL в отношении Европейской политики соседства еще окончательно не прорисована.

Не последнюю роль во внешней политике Польши играет дуализм между правительством и президентом, что является серьезным испытанием для сплоченности и эффективности польской Восточной политики. Определенные усилия должны быть приложены для объяснения сути политики  общественности и обеспечения внутренней поддержки, несмотря на сильную критику со стороны парламентской оппозиции.[22]

Сотрудничество с Украиной по альтернативному трубопроводу стало одним из главных приоритетов.  Эмбарго России на польские продукты питания ясно показало, что Россия не применяет принцип равноправного партнерства в отношении Польши как члена Европейского Союза. В связи с нежеланием ЕС поддержать Польшу по данному вопросу, ей не оставалось другого выбора, кроме как наложить вето на мандат ЕС на Переговоры о новом партнерстве и на договор о сотрудничестве с Россией. Польское правительство заявило, что занятая ним жесткая позиция по отношению к России оказалась правильной, так как ЕС, столкнулась с волной конфликтов между Москвой, Эстонией и Литвой. Таким образом, ситуация продемонстрировала необходимость единства стран ЕС в своих отношениях с Владимиром Путиным.

Отсутствие поддержки украинского членства в ЕС  рассматривалось Польшей как еще один признак близорукой покорности России. Кроме того, к ЕПС как к плохо отшлифованной  и таковой, которая не в состоянии адекватно реагировать на украинские устремления, стоило относиться с большой оговоркой. Сотрудничество с другими государствами-членами, априори довольно сложно. Польша безусловно была готова обсуждать свои приоритеты со всеми партнерами по ЕС, но найти понимание без ущерба для национальных интересов страны было практически невозможно. В конце концов, единственным надежным союзником для восточной политики стала Литва. Правительство Качиньского заявило о настоятельной необходимости диверсификации источников энергии.

Программа ЕС "Восточное партнерство" все же была запущена в 2009 году по инициативе глав МИД Польши и Швеции Радослава Сикорского и Карла Бильдта. К участию в ней пригласили страны Закавказья, Украину, Белоруссию и Молдавию. Им обещали масштабную экономическую помощь, создание зоны свободной торговли с Евросоюзом и облегчение визового режима. С момента расширения Европейского Союза в 2004 г. взаимоотношения между Европейским Союзом и странами, расположенными на его восточных границах укреплялась. Цель состояла в том, чтобы приблизить этих соседей и поддержать их усилия по экономическому, социальному и политическому реформированию.

«Восточное партнерство» это попытка проведения традиционных целей восточной политики  Польши в рамках Европейской политики соседства (European Neighbourhood Policy). Данное предложение представляло собой новую инициативу Польского правительства, созданную в противовес проекту Союза Средиземного моря, с которым выступил французский президент Николя Саркози. Кроме того, это первая крупная польская инициатива на форуме ЕС после присоединения, которая имела шанс стать успешной.

Нужно отметить, что проект оказался хорошо подготовлен: он принял форму совместного польско-шведского предложения, чтобы избежать впечатления, что идея шла от одного государства-члена ЕС. До провозглашения инициативы был проведен широкий круг консультаций в результате которых  предварительное соглашение Германии, Великобритании, Дании и Чехии было получено. В то же время Франция осознавала факт, что Польша готова поддержать укрепление Средиземноморского партнерства только при условии, что подобная инициатива может быть согласована и для Восточного региона. Кроме того, за день до официальной презентации проекта в GAERC(Совете внешних сношений Европейского Союза), польский министр иностранных дел Радек Сикорский, провел специальную конференцию для журналистов в Брюсселе с целью объяснить детали и преимущества инициативы «Восточного партнерства» в попытке сформировать общественное мнение стран-членов ЕС.

Проект включает в себя упрощение визового режима с перспективой безвизового движения, созданием зоны свободной торговли для услуг и сельскохозяйственных продуктов, а также более тесного сотрудничества в области транспорта, защиты окружающей среды и пограничного контроля.

Отмечалось также, что Восточная инициатива не создаст дополнительной нагрузки на бюджет ЕС, за исключением заранее выделенных средств на эти страны в рамках  осуществления Европейской Политики Добрососедства на 2007-2013 годы. При необходимости, дополнительные средства могут быть получены от Европейского инвестиционного банка  реконструкции и развития. Кроме того, никаких дополнительных институциональных механизмов, таких как секретариат, в случае Союза Средиземноморья, не предвидится.

Наконец, в связи с тем, что инициатива основывается на структурах Европейской политики добрососедства, именно Европейская Комиссия должна будет играть главную роль, в качестве специального координатора.

Одной из "привлекательных" целей в контексте Восточного партнерства является создание для охваченных им стран, а также для России  и Западных Балкан "дорожных карт" перехода к безвизовому передвижению. Заметное оживление польско-российских контактов произошло после визита польского премьера на мероприятия по случаю очередной годовщины Катынских событий и особенно после трагической гибели под Смоленском президента Леха Качиньского и части польской военно-политической элиты. Что касается экономического сотрудничества, то у обеих сторон наблюдается заинтересованность в увеличении объемов взаимной торговли, в заключении новых соглашений о поставках в Польшу энергоносителей. Так, уже составлен новый протокол по долгосрочным поставкам российского газа в Польшу: в 2010 г. Россия поставила Польше 9,7 млрд. куб. м газа, в 2011г.  – 10, 5 млрд. куб. м, а в  2012-2037 гг. планируется поставить – по 11 млрд. куб. м ежегодно. Польша модернизировала свои нефтеперерабатывающие заводы, что также позволило расширить возможности для энергетического сотрудничества: планируется возрастание поставок нефти из России.

С учетом того, что Польша является проводником интересов НАТО к востоку от границ Евросоюза ее отношения с альянсом приобрели в последнее время особый характер: военно-политическое руководство страны оказывает активную внешнеполитическую поддержку странам-кандидатам в процессе их интеграции в альянс. В этом контексте Польское государство выступает за углубление взаимодействия с Хорватией, Албанией, Македонией, а также с Украиной, Молдавией, странами Закавказья и среднеазиатскими республиками, а при возможном изменении политической ситуации -  и с Белоруссией.

Наиболее активно поляки высказывались в пользу наращивания сотрудничества НАТО с Украиной и Грузией, вплоть до их приема в альянс. На сегодняшний день перспектива вступления Украины в НАТО отложена. Вопрос об отношениях Украины и НАТО далеко не так однозначен, как это может показаться на первый взгляд. НАТО отражает старый расклад сил в капиталистическом мире, когда там безраздельно господствовали США. То есть тот расклад, который сложился после распада Советского Союза. По мере того, как США теряют экономическое и политическое первенство в мире, европейский капитал сам начинает превращаться в весьма агрессивного хищника со своими собственными интересами. ЕС еще не отражает нового расклада, поскольку он еще окончательно не сложился, но ЕС представляет собой зародыш этого нового расклада и одновременно инструмент его закрепления. Соответственно, и позиция украинской оппозиции тоже есть не что иное, как отражение этого противоречия. Вступление Украины в ЕС помимо НАТО - это не совсем еще осознанная реакция на то, что в мире складывается новая комбинация сил, а это значит, что есть возможность выбрать более выгодный вариант «партнерства».[23] Поляки проявляют заинтересованность в усилении  политического и военного значения НАТО и повышении своей собственной роли как активного члена организации, однако считают, что в последние годы альянс стал заметно терять «наступательность», все больше превращаясь в «дискуссионный клуб». По их мнению «старая» Европа проявляет легкомыслие, сокращая военные расходы, не желая активно участвовать в «миротворческих» операциях  в Ираке и Афганистане, не отстаивая законных интересов новых членов НАТО. Поэтому Варшава постоянно напоминает о необходимости сохранения оборонного характера альянса и обеспечения им гарантий безопасности сохранения оборонного характера альянса и обеспечения им гарантий безопасности, вытекающих из ст. 5 Вашингтонского договора, в том числе коллективной защиты от угроз, прежде всего, в сферах нераспространения ядерного оружия, терроризма, включая киберпреступность. Особенно активно польская сторона поддерживает предложение США, чтобы НАТО взяло на себя ответственность за обеспечение энергетической безопасности своих членов. Другим концептуальным приоритетом Варшава считает расширение возможностей альянса проводить в одиночку или вместе с ЕС, ООН, ОБСЕ и другими международными организациями «стабилизационные операции за пределами его классической зоны ответственности».

В Европе, в рамках ЕС Польша подчеркивает важность так называемого Веймарского триалога (Берлин-Париж-Варшава). Этот форум рассматривается его участниками своеобразной "платформой равноправных партнеров".

У Польши в "Веймарском треугольнике" также появился особый шанс вносить свой вклад в активное формирование европейской политики на стадии согласования актуальных и долгосрочных инициатив Европейской политики.[24] В ходе Боннских консультаций министров иностранных дел стран "Веймарского треугольника" 27.04.2010 министры пришли к единому мнению, что помимо участия в НАТО странам ЕС необходимо совместно развивать и Европейскую обороноспособность. Другой главной стратегической целью Польши во внешней политике остается дальнейшее укрепление ее позиций в НАТО. Варшава продолжает рассматривать эту организацию как основу системы Европейской и глобальной безопасности и как фактор глобальной стабильности. Однако при сохранении ведушей роли альянса в сфере безопасности Варшава исходит также из необходимости укрепления ее Европейской составляющей.

Немецкие партнеры ожидают, что политика Восточного партнерства сможет, наконец, стать одним из наиболее важных общих долгосрочных интересов внешней политики в Варшаве и Берлине. Общая стратегия в этом отношении может быть предусмотрена, что, несомненно, придаст больший вес польским приоритетам и интересам на Востоке, а предоставляя ей более широкий европейский контекст. Этому способствовало то обстоятельство, что правительство ПО приветствовали в Берлине с большим облегчением и надеждой на активную и конструктивную роль, которую могла бы сыграть Польша на уровне ЕС после двух лет изоляционизма и открытого конфликта стран[25].

Общая поддержка Германией и Польшей Восточного партнерства и Партнерства ради модернизации  может стать фундаментом всей восточной политики ЕС. « Мы должны настроиться на стратегию марша, кропотливых структурных изменений, растяжек во времени», - говорит Павел Свебода. – Процесс преобразований у восточных соседей ЕС двинулся уже некоторое время назад». «В принципе, не надо ничего делать, кроме стабилизации и ожидания эффектов, которые появятся примерно через 20 лет, - добавляет Корнелиус Охманн. Восточная граница Евросоюза не может оставаться закрытой, особенно если страны, находящиеся сейчас за ней, достигнут ощутимого прогресса в трансформации. Для Польши это огромный (чтобы не сказать - исторический) шанс. Страна может стать частью этого двигателя и благодаря этому добиваться также своих целей на Востоке. Может, не на 100% согласно нашим представлениям, но зато при поддержке важнейших членов ЕС. Через некоторое время такая последовательная политика может принести чрезвычайно интересные плоды.

Еще одной приоритетной внешнеполитической задачей Польша считает обеспечение собственного регионального лидерства в Центральной и Восточной Европе в качестве главного соавтора в реализации Восточной политики Евросоюза.  Правительство Д. Туска делает еще больший акцент на польском приоритете в вопросе формирования этой политики и придании  ей соответствующей динамики за счет тесного взаимодействия в формате Вышеградской четверки с балтийскими странами, Румынией, Болгарией и даже Швецией.

Польша, которая председательствала  в ЕС до конца 2011 года, приложила все усилия для того, чтобы  приблизить все шесть стран проекта к безвизовому режиму с ЕС - при условии выполнения определенных требований. “Мы надеемся завершить до конца года переговоры с Украиной об ассоциации”, - заявил министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский в октябре 2011 г., добавив, что во время саммита будет объявлено о начале переговоров по ассоциации с Грузией и Молдовой. Сикорский намекнул, что всем участникам “Восточного партнерства” не стоит питать напрасных иллюзий относительно удовлетворения европейских амбиций.

“Эти страны должны понимать, что сейчас политический климат не способствует расширению Евросоюза, но это не значит, что все остановилось и мы теряем время”, - сказал дипломат в интервью журналу Newsweek Polska. Ранее Сикорский отмечал, что предстоящий саммит в Варшаве станет тестом для ЕС относительно намерений и эффективности политики Брюсселя в отношении своих восточных соседей.[26]

Относительно задач “Восточного партнерства” среди стран ЕС также нет единства. В то время, как Польша считает инициативу мостиком для будущего присоединения стран-участниц в сообщество, другие члены Евросоюза считают именно “Восточное партнерство” максимальным уровнем приближения. Польша провозгласила себя защитником европейских стремлений Украины.

В соответствии с провозглашенным планом, в конце ноября 2011 года в Познани состоялся третий Форум гражданского общества Восточного партнерства (ФГО ВП). На данном форуме было принято ряд решений:

  1. Статус постоянных участников: Перед самым форумом в Познани было получено известие о том, что Форуму Гражданского Общества предоставлен статус постоянного участника заседаний межправительственных тематических платформ Восточного Партнерства на последующие 12 месяцев (с надеждой на продление этого срока). Для ФГО крайне важно получить от данного положения максимальную пользу, и показать, что гражданское общество обладает опытом и навыками, которые могут принести значительную пользу данным заседаниям.
  2. Фонд Соседства Гражданского Общества: организациям гражданского общества в странах-партнерах, других странах Европейской Политики Соседства, странах-членах ЕС и странах-кандидатах на членство было предложено предоставить концептуальные документы по финансированию в рамках Фонда Соседства Гражданского Общества. Руководящий Комитет готовит документ в поддержку работы национальных платформ и создания Секретариата Форума.
  3. Решения по Рабочей Группе Социального Диалога, Стратегической Концепции, и Юридической Регистрации Секретариата ФГО

а) Было принято решение, начиная с ежегодного Форума 2012г., создать дополнительную рабочую группу:

РГ 5. Социальный Диалог – фокус на социальных правах и социальном диалоге, рынке труда и других социальных и экономических вопросах, присущных странам – Восточным Партнерам.

b) Было принято решение зарегистрировать в качестве юридического лица Секретариат Форума, руководящим органом которого должен стать Руководящий Комитет ФГО, и который должен быть подотчетен перед Форумом в целом  посредством Руководящего Комитета. Устав будет доработан Руководящим Комитетом в конце января 2012г. по получении окончательных отзывов со стороны участников Форума.

c) Проект Концепции Стратегии был одобрен – и будет доработан Руководящим Комитетом в конце января 2012г. по получении окончательных отзывов от участников Форума.

По замыслу инициаторов, проект должен усилить восточный вектор внешней политики ЕС, который заметно склонился к югу после запуска из инициативы Франции “Средиземноморского союза”, рассчитанного на соседей ЕС в Средиземноморье.

Поскольку сила реформ, созданных оранжевой революцией  стала ослабевать, Польша уверена, что Украина нуждается в дополнительных внешних стимулах - в виде соглашения об ассоциации, которая проложит путь для будущего ее членства в ЕС. 13 марта 2012 г., МИД устами директора департамента информполитики Олега Волошина  заявил, что парафирование  договора об ассоциации ожидается до конца марта, а источник в структуре Евросоюза назвал и более точные сроки и координаты - 30 марта, Брюссель.[27]

Другими формами регионального сотрудничества, которое Польша считает важными для интеграционных процессов в Европе в целом, остаются Центральноевропейская инициатива (с1991г.) и Совет государств Балтийского моря (СГБМ)  - (1992г.). Польша поддерживает в них политический диалог по региональным вопросам для дальнейшей интеграции континента.  В Совете государств Балтийского моря Польша делает акцент на координации действий по охране окружающей среды Балтики, развитию энергетической и транспортной инфраструктуры, упрочении связей между балтийскими государствами и ЕС. Польша имеет также статус наблюдателя в Совете Баренцево – Евро-Арктического региона и ОЧЭС(Организации Черноморского Экономического Сотрудничества).

Во время саммита был объявлен запуск новой и усиленной формы сотрудничества между Вышеградской группой (Польша, Чешская Республика, Венгрия и Словакия) и странами Балтии.

Семь партнеров объявили желание продумывать общие позиции и стратегии  до начала каждого европейского саммита, включая позиции по стратегическому региональному энергетическому планированию.[28]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотрев участие Польши во внешней политике Европейского сообщества, можно смело утверждать, что страна является европейским государством с развитыми демократическими институтами. Польша, стремясь играть все более активную роль в Европейском Союзе, декларирует свой внешнеполитический курс, как направленный на обеспечение "благоприятных международных условий, в полной мере гарантирующих безопасность, демократический государственный строй, права и свободы граждан, которые способствуют цивилизационной и экономической модернизации, равно как и повышению международного авторитета страны".[29] Министр иностранных дел Республики Польши Р. Сикорский декларирует, что в этом заключается "миссия польской политики, которая при соблюдении норм международного права стояла и стоит на страже национальных интересов и стратегических целей в опоре на поддержку и укрепление демократии, равенства, солидарности, правопорядка, прав человека. При этом под национальными интересами понимается "народное чувство контроля над своей судьбой и национальная" конкурентоспособность - чтобы быть народу не только свободным, но и сильным.

Анализ заявления конкурентных шагов, находящегося у власти неолиберального правительства Дональда Туска позволяет заключить, что в практической внешней политике современной Польши четко прослеживаются те ее основные приоритетные направления, которые сформировались еще в период вступления страны в Организацию Североатлантического Договора(март 1999г.) и Европейский Союз (май 2004г.).

К позитивным моментам нынешней внешней политики Польши наблюдатели относят некоторые элементы стратегического планирования. Так, в период до 2011 года Варшава совмещала одновременное председательство в ЕС с работой в совете Безопасности ООН, а также с участием в деятельности по правам человека ООН и ЭКОСОС.

В целом, что касается ООН, Польша является сторонницей ее укрепления, поддерживает общие направления реформирования этой организации и меры по повышению ее эффективности. Варшава выступает за реформирование ЭКОСОС, стремясь к его укреплению как института для координации международной политики в области экономики. Она также поддерживает деятельность Комиссии по миростроительству ООН, одной из основных задач которой должны стать усилия по стабилизации постконфликтных государств.

В рамках деятельности Совета по правам человека ООН, Польша выступает за создание универсального обзора соблюдения прав человека в разных странах.

Главной целью Варшавы как полновесного члена ЕС остается последовательное реформирование аграрной и структурной политики ЕС, обеспечение благоприятного для Польши бюджета после 2013 года, реализация целей Лиссабонского договора, укрепление собственных позиций в контексте европейской внешней политики и политики в области безопасности.

Одной из своих основных внешнеполитических задач в рамках ЕС Варшава считает работу по укреплению сотрудничества с партнерами на постсоветском пространстве через реализацию концепции восточного измерения внешней политики ЕС, нашедшего свое практическое воплощение в частности в проекте Восточного партнерства.

Политика Восточного партнерства включает в себя поддержку демократических и рыночных преобразований, меры по содействию построению правового государства, укреплению суверенитета, а также сближению и интеграции стран СНГ с западными структурами (расширение сотрудничества на политическом, экономическом и общественном уровнях).

Эксперты считают, что со вступлением в ЕС, Польша получила именно тот новый инструмент, благодаря которому смогла не только реализовать свою собственную восточную политику по отношению к Украине, России и Белоруссии, но и стала важным субъектом в восточной политике ЕС в целом. Например, обратив  внимание Европы на Украину во время "оранжевой революции" Польша повлияла на ее мирное прохождение, а инициировав совместно со Швецией проект Восточного партнерства, охватывающего Белоруссию, Украину, Молдавию, Азербайджан, Армению и Грузию, Польша добилась такого большого восточного успеха, который не могли не признать не только ее союзники, но и Россия, для которой Польша стала теперь тем важным игроком в ЕС не считаться с которым не получается.

На «восточном направлении» Польша активно сотрудничает с соседними странами, прежде всего с Литвой и Украиной, партнерству с которыми придается «стратегический» статус. Варшава считает курс на сближение с Литвой стратегическим для себя, так как это позволит  ей обеспечить себе роль регионального лидера.

Варшава также остается неизменным сторонником перспектив евроинтеграции Украины, ее членства в ЕС и НАТО. Основное внимание в отношениях с Киевом – независимо от недавней смены правления на Украине – она уделяет приданию необратимого характера механизму наращивания взаимодействия между двумя странами, в том числе в развитии межчеловеческих контактов и культурно-гуманитарного обмена, трансграничного сотрудничества, прежде всего с западными областями.

Существующие сложные вопросы исторического досье Польша старается выстраивать через линию на примирение и избежание открытой конфронтации. Польша привлекает Евросоюз к «содействию демократизации» Белоруссии. Следуя в фарватере ЕС и США на поддержание бойкота официального Минска, Варшава, тем не менее весьма заинтересованно относится к развитию польско-белорусского торгово-экономического и межрегионального сотрудничества. В отношении Белоруссии и Евросоюза правительство Д. Туска демонстрирует готовность оказывать ей поддержку там, где будет проявляться открытость этой страны на Европу, будут соблюдаться права человека, политические права оппозиции, будут иметь место диалог и компромисс.

В рамках проекта Восточного партнерства Польша заинтересована в привлечении Белоруссии к работе  в «Евронесте» - парламентском формате Восточного партнерства.

В целом, Польша высказывается за укрепление независимости и суверенитета постсоветских государств, не приветствуя процессы интеграции на пространстве СНГ.

Понимая значение и роль современной России в глобальной мировой политике, правительство Дональда Туска подчеркивает важность для Варшавы отношений с Москвой, выступает за урегулирование сохраняющихся проблем в двусторонних связях: от формирования новых стратегических направлений сотрудничества, конструктивного обсуждения так называемых трудных вопросов, вытекающих из совместной истории, до практического решения целого ряда конкретных вопросов.

С Германией же Польшу связывает общность интересов и демократических ценностей. Эта страна упрочила ключевую позицию на континенте. В интересах Польши, чтобы Германия влияла на Европу в рамках механизма консультаций, на которые страны-члены, а значит и польское государство может оказывать сильное воздействие.[30]

Восточное партнерство имеет потенциал хорошего бренда для двусторонних отношений между каждой конкретной страной-партнером и ЕС. ВП, основанное в 2009 году, не может восприниматься только через четыре тематические платформы(1)демократия, надлежащее управление и стабильность;2)экономическая интеграция и сближение с политикой ЕС;3)энергетическая безопасность и окружающая среда;4)контакты между людьми) и флагманские инициативы по мобилизации доноров, финансирование из различных международных финансовых организаций и инвестиции из частного сектора(комплексная программа со содействию управлению границами; флагманская инициатива малого и среднего предпринимательства(МСП);региональные энергетические рынки и энергоэффективность; диверсификация поставок энергоресурсов: Южный энергетический коридор;предотвращение, готовности и реагирование на природные и техногенные катастрофы; флагманская инициатива по поддержке окружающей среды)

Результатом проводимой политики оказалось то, что Польша находится в первом ряду европейских игроков, в том самом месте, где принимаются решения, определяющие направления политики европейских институтов. Руководитель комиссии Сейма по иностранным делам А. Галицкий говорит: "Польская внешняя политика - это политика диалога и открытости, благодаря чему Польша по праву считается надежным партнером в мире. Достигнутые во внешней политике несомненные весьма значительные результаты, отвечающие чаяниям простых людей - развивать хорошие отношения со всеми соседями - сделали Польшу лидером Новой Европы."[31]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Брендон Донелли «Польша, Европейский Союз и Россия» Европа Журнал Польского Института Международных Дел №4(13) 2004. – 220 с.
  2. Бухарин Н. И. Польша: десять лет по пути реформ / Н. И. Бухарин, И. С. Синицина, Н. А. Чудакова // Новая и новейшая история. 2000. № 4. С. 38–57
  3. Владимир Дмитрук «О перспективах вступления Украины в НАТО», Научно-популярный журнал «Пропаганда» от 20.01.2009
  4. Левый поворот и левые партии в странах Центральной и Восточной Европы. М., 1998, с. 98.
  5. Польша – твой экономический партнер: Издание министерства экономики совместно с центром исследований рынка, потребления и конъюнктуры. -  Варшава,2008.  – 205с.
  6. Расширение ЕС на восток - С. Быховский: Европейский Союз на пороге XXI века:выбор стратегии и развития. Под ред. Ю.А. Борко и О.В. Буториной. – М.:Эдиториал УРСС, 2001. –298 с.
  7. Седякин Ю.М. Внешняя политика современной Польши http://www.rau.su/observer/N6_2010/058_069.pdf
  8. Толокнова Т.Б. Европейская счетная палата как основной институт системы финансового контроля в праве Европейского союза. – М.,2010
  9. Українське незалежне інформаційне агентство новин (УНІАН)8 февраля 2010 года, понедельник, №04 (229)

10. Do mi ni ka Pszczółkowska, ‘Polska pro mu je w UE Wschód’, Ga ze ta Wy bo r cza, 29.04.2008.

11. Dudek Antoni, Pierwsze lata III Rzeczypospolitej 1989-2002, Krakow, 2005, S. 305(на польск.языке)

12. Eastern Partnership’ – opening a new chapter of Polish Eastern policy and the European Neighbourhood Policy? by Agnieszka K. Cianciara , N 4, June 2008.

13. “Gazeta Wyborcza”, Речь министра иностранных дел Радослава Сикорского «Внешняя политика Польши в 2011 году» - Польша

14. Krzysztof  Bo bi ñ ski, ‘Poland’s post -e lection foreign poli cy – a turning point?’, Institute of Pubic Af fairs, November 2007

15. Henryk Samsonowicz, Andrzej Wyczanski, Janusz Tazbir, Andrzej Chwalba  Polska na przestrzeni wiekow, Warszawa,2006. S. 401(на польск.языке)

16. Konstytucja Rzeczypospolitej Polskiej. Krakow, 1998, (на польск.языке)

17. K. Cianciara, Does the Strengthened European Neighbou rhood Policy Restore the Balance Between Southern and Eastern Pa rtner Coun tries?” (“A&O”, No. 2, February 2008, www.isp.org.pl).

18. MajcherekJ. Pierwsza dekada III Rzeczypospolitej. 1989-1999. Warszawa, 1999, s. 126.(на польск.языке)

19. Paweł  świeżak, ‘Europejska Polityka Sąsiedz twa – bilans funkcjonowania na przykład zie Ukrainy’, Bezpieczenstwo Narodowe, I–II 2007, p. 122.

20. www.mfa.gov.pl/

21. ДорогаПольши в Европейский Союз, http://poland.poland.su/union_doroga.html

22.http://www.istmira.com/novejshaya-istoriya/1520-maastrixtskij-dogovor-rozhdenie-evropejskogo.html

23. http://www.magnit- tour.ru/load/polsha_byt_tradicii_kultura/polsha_v_evropejskom_sojuze/120-1-0-1478

24. www.rbc.ua

25. http://politclub.info/2011/10/03/саммит-«восточного-партнерства»-вар/

26. http://www.echr.coe.int/echr/

27. http://www.de lukr.ec.eu ro pa.eu/page 36474.html

28. Observer n 6/2010, - 70с.

29. http://poslezavtra.com.ua/polsha-na-sammite-vostochnogo-partnerstva-proverit-sereznost-namerenij-bryusselya/

30. http://rus.newsru.ua/ukraine/14mar2012/dogovors.html

31. http://www.rau.su/observer/N6_2010/058_069.pdf



[1]Henryk Samsonowicz, Andrzej Wyczanski, Janusz Tazbir, Andrzej Chwalba  Polska na przestrzeni wiekow, Warszawa,2006. S. 401(на польск.языке)

[2] Dudek Antoni, Pierwsze lata III Rzeczypospolitej 1989-2002, Krakow, 2005, S. 5(на польск.языке)

 

[5]Расширение ЕС на восток - С. Быховский: Европейский Союз на пороге XXI века:выбор стратегии и развития. Под ред. Ю.А. Борко и О.В. Буториной. – М.:Эдиториал УРСС, 2001. – С. 298

[7] MajcherekJ. Pierwsza dekada III Rzeczypospolitej. 1989-1999. Warszawa, 1999, s. 126.(на польск.языке)

[8] Левый поворот и левые партии в странах Центральной и Восточной Европы. М., 1998, с. 98.

[9] Konstytucja Rzeczypospolitej Polskiej. Krakow, 1998, s. 6.(на польск.языке)

[10] Бухарин Н. И. Польша: десять лет по пути реформ / Н. И. Бухарин, И. С. Синицина, Н. А. Чудакова // Новая и новейшая история. 2000. № 4. С. 38–57

 

[11] Польша – твой экономический партнер: Издано министерством экономики совместно с центром исследований рынка, потребления и конъюнктуры. -  Варшава,2008.  - С.20

 

[12] www.rbc.ua

[13] Польша – Твой экономический партнер:Издано министерством экономики совместно с центром исследований рынка, потребления и конъюнктуры - Варшава, 2008. – С. 21

http://politclub.info/2011/10/03/саммит-«восточного-партнерства»-вар/

[15] Українське незалежне інформаційне агентство новин (УНІАН)8 февраля 2010 года, понедельник, №04 (229)

[16] Толокнова Т.Б. Европейская счетная палата как основной институт системы финансового контроля в праве Европейского союза. – М.,2010

[17] Ministerstwo Sprawiedliwości: O Trybunale (pol.). [dostęp 2011-11-08].

[19] Paweł  świeżak, ‘Europejska Polityka Sąsiedz twa – bilans funkcjonowania na przykład zie Ukrainy’, Bezpieczenstwo Narodowe, I–II 2007, p. 122.

http://www.de lukr.ec.eu ro pa.eu/page 36474.html

 

[21] K. Cianciara, Does the Strengthened European Neighbou rhood Policy Restore the Balance Between Southern and Eastern Pa rtner Coun tries?” (“A&O”, No. 2, February 2008, www.isp.org.pl).

[22] Eastern Partnership’ – opening a new chapter of Polish Eastern policy and the European

Neighbourhood Policy? by Agnieszka K. Cianciara , N 4, June 2008.

[23] Владимир Дмитрук «О перспективах вступления Украины в НАТО»

[24] Observer n 6/2010 C. 62

[25] Krzysztof  Bo bi ñ ski, ‘Poland’s post -e lection foreign poli cy – a turning point?’, Institute of Pubic Af fairs, November 2007.

[28] Do mi ni ka Pszczółkowska, ‘Polska pro mu je w UE Wschód’, Ga ze ta Wy bo r cza, 29.04.2008.

[30] Речь министра иностранных дел Радослава Сикорского «Внешняя политика Польши в 2011 году» - “Gazeta Wyborcza”, Польша

 


ДЕТАЛИ ФАЙЛА:

Имя прикрепленного файла:   Внешняя политика Польши в рамках ЕС.zip

Размер файла:    69.77 Кбайт

Скачиваний:   203 Скачиваний

Добавлено: :     10/28/2016 12:46
   Rambler's Top100    Š ⠫®£ TUT.BY