Заказать курсовую или диплом

Заказать курсовую, заказать диплом

Бесплатное скачивание работ



АВТОРИЗАЦИЯ






Подробнее о работе:  Дипломная работа. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством (угон)

Описание:

Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством (угон): уголовно-правовой аспект

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕПРАВОМЕРНОЕ ЗАВЛАДЕНИЕ ТРАНСПОРТНЫМ СРЕДСТВОМ БЕЗ ЦЕЛИ ХИЩЕНИЯ 12

§1. Автомобиль или иное транспортное средство как объект уголовно-правовой охраны  12

§ 2. Проблемы обоснованности криминализации неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством бех цели хищения. 17

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО - ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕПРАВОМЕРНОГО ЗАВЛАДЕНИЯ ТРАНСПОРТНЫМ СРЕДСТВОМ БЕЗ ЦЕЛИ ХИЩЕНИЯ.. 41

§1. Понятие и сущность неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения. 41

§2.Объективные и субъектиные признаки неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения. 50

ГЛАВА 3. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНСТИТУТА УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕПРАВОМЕРНОЕ ЗАВЛАДЕНИЕ ТРАНСПОРТНЫМ СРЕДСТВОМ БЕЗ ЦЕЛИ ХИЩЕНИЯ.. 58

§1. Проблемы квалификации преступного неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения. 58

§2. Совершенствование уголовного закона об ответственности за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения. 67

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.. 90

БИБИЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК.. .93

 

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время, в связи с развитием автотранспорта, как во всём мире, так и в Российской Федерации, и из года в год возрастает актуальность рассмотрения выбранной тематики.

В частности, достаточно обратить внимание, что за последние пару десятков лет автомобиль стал уже не роскошью, а средством передвижения, и для многих это неотъемлемый атрибут повседневного пользования. Параллельно с увеличением автопарка страны, также увеличивается число автомобилистов, которые используют автомобили и иные транспортные средства не только в личных целях, но и всё чаще предпринимательской деятельности.

Многими производителями автомобилей или иных транспортных средств, в целях привлечения новых потребителей, увеличивается количество, развивается качество автомобилей.

Отсюда, как не печально, растёт интерес наших граждан к моделям иностранного производства, что в свою очередь ведёт к увеличению их стоимости и привлекательности со стороны. Это всё ведёт к увеличению посягательств на автомобиль или иное транспортное средство.

В настоящее время состав преступления, предусмотренный статьёй 166 Уголовного кодекса Российской Федерации «Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения»[1], можно охарактеризовать как проблемный.

В данном составе нет чёткости определений понятий: нет однозначного толкования ни объекта, ни предмета, ни действий, так же нет момента окончания данного преступления ни в теории, ни на практике.

Квалифицируя данный состав преступления, мы сталкиваемся со сложностью, в связи с тем, что неправомерное завладение автомобилем и иным транспортным средством происходит непосредственно, без цели хищения.

По нашему мнению, определение границ понятий «с целью хищения» и «без цели хищения» на практике представляет не малую трудность.

Например, по результатам оперативно-розыскных действий был вовремя пресечён угон автомобиля или иного транспортного средства. Заявление угонщика, что он неправомерно завладел транспортным средством без цели хищения далеко не просто опровергнуть.

Тонкая граница, между кражей и угоном лежит именно в плане психологической деятельности лица, его намерений и целей, что, конечно же, не отменяет доказывание умысла с позиций косвенных и другого рода доказательств.

Актуальность темы диссертационного исследования. Вопросы обеспечивающие права собственности граждан имеют первостепенное значение для Российской Федерации, особенно на фоне развития рыночной экономики не территории нашего государства.

Угроза криминализации общественных отношений, которые складываются в процессе всестороннего изменения и реформирования российского общества, сегодня приобретает особую остроту, что во многом приводит отдельную часть населения к выводу об острой необходимости усиления репрессивных мер по предупреждению и противодействию преступности.

Этому во многом способствуют негативные количественные и качественные тенденции регистрируемой преступности.

К числу наиболее распространённых за последнее десятилетие преступных посягательств на отношения прав собственности является неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (статья 166 Уголовного Кодекса Российской Федерации).

Лица, совершающие посягательства, угоны, демонстрируют явное пренебрежение к окружающим их, их законной собственности, к общепризнанным этическим и правовым, нормам их поведения, вселяют в граждан чувство незащищенности и опасности за свою жизнь.

Общественная опасность угонов автомобилей или транспортных средств  заключается в их высоком уровне совершаемых преступлений и посягательств, их низкой раскрываемости и доказуемости.

Более того, стоит отметить, что угоны, нередко выступают отправной точкой, моментом становления лиц, их совершивших, на путь еще более тяжких, в том числе насильственных преступлений, причиняющих порой тяжкий вред жизни и здоровью граждан.

Федеральным законом № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»[2] были внесены не большие изменения в статью 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающую ответственность за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

В результате чего были изменены отдельные санкции, изменена редакция части 3, предусматривающая ответственность за особо крупный ущерб (в первоначальной редакции данной статьи речь шла о крупном ущербе).

И, конечно же, появились проблемы – в определении признаков состава неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения и в практике применения статьи 166 Уголовного Кодекса Российской Федерации органами предварительного расследования и судебных действий, что требует дальнейшего поочерёдного развития положений в науке уголовного права в целях совершенствования уголовного законодательства и правоприменительной практики.

Предмет и объект диссертационного исследовании. Предметом исследования неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным (статья 166 Уголовного Кодекса Российской Федерации) средством являются нормы российского уголовного законодательства об ответственности за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, криминологическая характеристика угонов и лиц их совершивших, факторов, влияющих на этот вид преступности и мер по их предупреждению.

Объектом исследования стали общественные отношения, возникающие в сфере предупреждения и уголовно-правовой борьбы с неправомерным завладением автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

Цель и задачи исследования. Цель исследования – разработка теоретических и прикладных основ юридических норм проблемы уголовно-правовых аспектов борьбы с неправомерным завладением автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, подготовка на этой базе рекомендаций по совершенствованию уголовно-правовых норм и развитию их совершенствования, практики их применения, определение мер по предупреждению, рассматриваемого вида преступности, отграничить данный состав преступления от смежных составов преступлений, таких как хищение, самоуправство, хулиганство и других правонарушений.

Работа подразумевает разработку и, вполне осуществимое, введение уголовно-правовых норм, чёткого определения понятий и положений, уточнений на основе современных тенденций и состояния дел, предоставленной в статистики официальными источниками Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Данная цель обусловила постановку и решение следующих исследовательских задач:

– анализ развития и совершенствования отечественного уголовного законодательства об ответственности за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения;

– сравнительно-правовой анализ норм зарубежных уголовных законодательств об ответственности за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения;

– уголовно-правовой анализ основного состава неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (предмет и объект угона, его объективная сторона и субъективная сторона);

– исследование квалифицирующих признаков неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения;

– рассмотрение основных вопросов по отграничению неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения от смежных составов преступлений;

– разработка рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства об уголовной ответственности за рассматриваемое преступление и практики его применения;

– разработка эффективных мер по предупреждению рассматриваемого вида преступности.

Научная новизна данного диссертационного исследования определяется её целью, задачами, предметом исследования и характеризуется тем, что предложено решение проблемы теоретических и прикладных основ применения уголовно-правовых средств борьбы с неправомерным завладением автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения в современных социально-экономических условиях, сложившихся в Российской Федерации к настоящему времени.

На основе материала, собранного диссертантом, сделаны определённые выводы и обобщения, раскрыты особенности уголовно-правовой природы неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, произведен статистический анализ уровня данной преступной деятельности в России, – показана новая уголовно-правовая характеристика личности преступника, совершившего данное преступление, выявлены факторы, способствующие совершению угонов, вносятся предложения и теоретическое обоснование рекомендаций по совершенствованию статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации и практики её применения, предлагаются меры по предупреждению и предотвращению угонов и посягательств на них.

Научная новизна данного диссертационного исследования нашла своё выражение в положениях, выносимых на защиту данной работы.

Положения, выносимые на защиту.

1. Совершение посягательств данного состава преступления имеет особенности в части подготовки и последующего исполнения преступного замысла, его мотива, времени совершения, способов совершения, выбора предмета преступления и использование его, которые необходимо учитывать при организации профессиональной деятельности органов Министерства Внутренних Дел.

2. Обосновывается целесообразность изложить статью 166 Уголовного Кодекса Российской Федерации в следующей редакции: «Хищение транспортного средства» с диспозицией части 1: «Хищение транспортного средства».

Такая формулировка позволит отграничить данную статью от иных видов неправомерных посягательств на чужую собственность, поможет ужесточить норму наказание за правонарушение, поскольку в настоящее время довольно широкое распространение получили случаи противоправного завладения автомобилем или иным транспортным средством с корыстной целью, что вызывает определённые затруднения при квалификации таких деяний.

3. Учитывая, что имеющееся на практике противоправное завладение автомобилем или иным транспортным средством, совершенное с незаконным проникновением в помещение или иное хранилище, а так же лицом с использованием своего служебного положения представляет повышенную общественную опасность, предлагается в части 2 статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, в качестве квалифицирующего признака предусмотреть ответственность за угон, совершенный «с незаконным проникновением в помещение или иное хранилище», и ещё «лицом с использованием своего служебного положения», и прописать эти признаки в пункте «б» и пункте «в» статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Предусмотренный частью 4 статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации квалифицирующий признак «с применением насилия опасного, для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия» перенести при этом в часть 3 статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве особо квалифицирующего признака.

4. Выявить закономерности совершения угонов автомобилей или иных транспортных средств, взаимосвязь объективных и субъективных факторов, способствующих совершению их, возможно только лишь при системном подходе к предупреждению и предотвращению преступлений против собственности.

5. Выявлена корреляционная зависимость криминологических показателей между преступностью в целом и соответствующими данными о кражах и угонов, проявляющаяся в увеличении общего количества зарегистрированных краж и угонов по мере возрастания общего объёма регистрируемой преступности.

При этом данная, прямо пропорциональная, зависимость прослеживается как на уровне отдельных регионов, так и Российской Федерации в целом.

6. Выявлены и обосновываются следующие основные признаки личности преступника, совершившего неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством: в основном это лица мужского пола (около 93%), в возрасте от 17 до 29 лет (почти 35%), с общим средним образованием (таких 51%), в 34% случаев не работали или были заняты на малоквалифицированных или неквалифицированных рабочих местах, не состоявшие в браке (их 60%), ранее судимы (почти 30%).

7. Выявлены  меры предупреждения угонов автомобилей или иных транспортных средств. В их числе, наиболее эффектными, являются: необходимая оборона (88%), задержание правонарушителя (85%), официальное предупреждение и побуждение к деятельному раскаянию (43%), пропаганда законодательства (74%) и другое.

Теоретическое значение диссертационного исследования состоит в том, что теоретические выводы, положения и практические рекомендации вносят вклад в развитие науки уголовного права, поскольку обновляют знания относительно предмета исследования.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования выводов, предложений, других материалов исследования:

- в деятельности по совершенствованию уголовного законодательства Российской Федерации;

- в научной работе по дальнейшему изучению, анализу проблем борьбы с неправомерным завладением автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения;

- в практической деятельности органов Министерства Внутренних Дел по предотвращению, предупреждению, выявлению и расследованию рассматриваемых деяний;

- в учебном процессе высших учебных заведений, при преподавании курса уголовного права.

Структурно диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, шести параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы.

Первый раздел содержит обзор современных теоретических проблем уголовной ответственности за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, в частности понятие автомобиля или иного транспортного средства как объекта уголовно‑правовой охраны.

Так же даётся описание проблем обоснованности криминализации неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

Второй раздел посвящен понятию уголовно-правовая характеристика неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, в разделе рассматривается понятие и сущность неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения и дается краткая характеристика объективных и субъективных признаков неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

Третий раздел посвящен актуальным проблемам института уголовной ответственности за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

Так же описываются проблемы квалификации преступного неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения. В конце дипломной работы рассматриваются совершенствования уголовного закона об ответственности за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

 

 

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕПРАВОМЕРНОЕ ЗАВЛАДЕНИЕ ТРАНСПОРТНЫМ СРЕДСТВОМ БЕЗ ЦЕЛИ ХИЩЕНИЯ

 

 

§ 1. Автомобиль или иное транспортное средство как объект уголовно-правовой охраны

 

 

Выделение объекта уголовно-правовой охраны как признака состава преступления необходимо для установления чёткой границы при квалификации конкретного общественно опасного деяния нарушителя[3].

Ю.М. Брайниным и А.Н. Трайниным объект преступления определен как некая вещь, по поводу которой или в связи с которой совершается преступление[4].

По мнению Н.И. Загородникова: «Предметом преступления являются именно те вещи материального мира, воздействуя на которые субъект причиняет вред объекту преступления»[5].

Так же Н.И. Коржанский отмечал, что объект преступления – это конкретная материальная вещь, в которой проявляются определенные стороны, свойства общественных отношений, путем физического или психического воздействия на которую причиняется социально опасный вред[6].

Е.А. Фролов, в ходе формулирования общих понятий объекта преступления, понимал под объектом такие предметы и вещи, которые служат условием, материальным поводом или свидетельством существования определённых общественных отношений и посредством изъятия, уничтожения, создания, видоизменения которых причиняется ущерб[7].

Таким образом, можно констатировать, что большинство учёных под объектом преступления определяют такие вещи материального мира, путём воздействия на которые причиняется разного вида вред.

Объектом преступления в нормах главы 21 «Преступления против собственности» Уголовного кодекса Российской Федерации является имущество движимое и недвижимое, материальное и не материальное.

Одним из видов имущества является автомобиль или иное транспортное средство, за неправомерное завладение без цели хищения которым предусмотрена ответственность в статье 166 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Это прослеживается из материалов судебной практики[8].

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения"[9] , п. 1.2. Правил дорожного движения РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090[10] под транспортным средством понимается устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем.

Во многих учебниках юридической науки и источниках судебной практике вопрос о предмете преступления, предусмотренного статье 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, не решён однозначно, что способствует не единообразному применению данной нормы[11].

О.В. Фунин в своей работе приходит к выводу, что «объектом посягательств, при угоне, следует признать любой вид механического транспортного средства, а не только средства автомототранспорта, городского электротранспорта и другие самоходные машины.

Таким образом, рассматриваемое понятие (объект угона) включает в себя все самоходные средства передвиже­ния автомобильного, городского электрического, водного транспорта»[12].

По нашему мнению, понятие транспортного средства не может ограничивается только наземным, а так же маломерным водным видом транспорта.

На сегодняшний день, с развитием малой авиации, появлением частных летательных аппаратов, используемых в различных аэроклубах, компаний, частных и государственных сельскохозяйственных предприятиях, осуществляющих доставку небольших грузов, в качестве транспортного средства можно рассматривать и самолеты малой дальности, например такие как «У-2» и «Ан-2» (так называемые «Кукурузники»), частные вертолёты малой дальности (включая  автожиры, вертопланы и другие подобные аппараты), различного рода планеры, оборудованные подвесным двигателем, так как они не относятся к судам воздушного транспорта.

По мнению других учёных, объектом уголовно-правовой охраны, ответственность за которым предусмотрена статья 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, могут быть любые виды наземных механических транспортных средств, а также животные, эксплуатируемые в качестве транспортного средства[13].

Обобщая выше изложенное, можно с уверенностью сделать вывод о том, что законодатель, предусмотрев статью 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, охраняет право собственника или законного владельца использовать своё транспортное средство по своему усмотрению, не учитывая качественные характеристики транспортного средства (объём двигателя, конструктивную максимальную скорость и так далее), а акцентирует внимание на его функциональной принадлежности (устройства, предназначенного для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нём).

Поэтому, по нашему мнению, объектом преступления связанного с незаконным завладением автомобилем или иным транспортным средством является абсолютно любое транспортное средство, кроме тех транспортных средств, ответственность за угон которых предусмотрена в статье 211 Уголовного кодекса Российской Федерации (Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава), анализ которой позволяет исключить из круга объектов преступления, предусмотренного статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, только судна воздушного и водного транспорта, а также железнодорожный подвижной состав.

После того как рассматриваемый состав был перенесён из главы, посвященной преступлениям против общественной безопасности, в главу о преступлениях против собственности, в трактовке его объекта всё поменялось местами с точностью «до наоборот»: во главу поставлено причинение ущерба собственнику транспортного средства, а причинение ущерба жизни и здоровью людей, вовлеченных в сферу использования и действия транспортных средств, отошло на задний план.

Поэтому если лицо, неправомерно завладевшее транспортным средством без цели хищения, при управлении им допустило нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее последствия, указанные в статье 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, его действия надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьёй 166 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьёй 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Таким образом, в качестве вывода отметим, что в целях совершенствования практики применения статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации «Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения» необходимо выработать единое, не поддающееся иным трактовкам, обобщённое и полное понятие «транспортного средства» во всех вышеперечисленных документах и нормативных актах.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

§ 2. Проблемы обоснованности криминализации неправомерного

завладения автомобилем или иным транспортным средством без    цели хищения

 

 

Принимая во внимание широкий диапазон факторов, влияющих на угоны транспортных средств, мы ограничимся рассмотрением тех из них, которые чаще оказывают негативное влияние на совершение рассматриваемых преступлений.

Это главным образом социально-экономические, социально-психологические, социально-демографические, организационно-управленческие факторы[14].

Социально-экономические факторы. Исследования показывают, что имущественные преступления совершаются в результате экономических трудностей, обстоятельств, недостатков и упущений[15].

Отсюда возникает необходимость изучения социально-экономических факторов: уровня материальной обеспеченности, степени удовлетворенности жилищных и других бытовых потребностей и т.д.

Совершение угонов транспортных средств является в 80% случаев связанным с низким уровнем благосостояния населения.

При изучении уголовных дел было выявлено: материальные затруднения вызывают такие чувства как зависть, озлобленность, что становится причиной совершения угонов.

Отрицательно сказывается на совершении всех хищений чужого имущества, в том числе угонов транспортных средств, незанятость отдельных членов общества, особенно молодежи, в сфере производства, но главное в том, что многие граждане не видят перспективы улучшения своего положения. Именно этим объясняются психологические срывы, или, как пишут ученые, "социальные взрывы" в регионах.

Следующим фактором угонов транспортных средств является рост безработицы (особенно среди молодежи), пропаганда "красивой жизни" в СМИ, понижение образовательного уровня, а значит увеличение количества низкооплачиваемого населения.

К рассматриваемой группе факторов можно отнести и несовершенство экономических отношений, связанных с оборотом автомобилей. Под несовершенством подразумевается дестабилизация рынка, инфляционные процессы, нарушения экономических связей не только внутри государства, но и с зарубежными странами.

При этом усиливается значимость теневой экономики[16].

Следующим фактором совершения преступлений в сфере угонов транспортных средств является низкий уровень развития автомобильной промышленности, неконкурентоспособность отечественных автомашин на мировом рынке, высокая стоимость автомобилей, произведенных в России.

Высокая стоимость отечественного транспорта делает его менее доступным для населения.

Также малопривлекательным фактором, сдерживающим приобретение, является качество автомобилей.

Низкий уровень технологических процессов при изготовлении автомобилей, использование устаревших технических параметров и технологического процесса, несоответствие дизайнерским, экологическим требованиям заставляет покупателя отдавать предпочтение иномаркам.

Так, например, по данным МВД России за последние 5 лет в основном похищаются автомобили импортного производства: популярны модели "Мерседес", "Ауди", "БМВ", "Тойота", "Фольксваген", "Мицубиси" и др.[17].

Широкая сеть сервисных центров, обслуживающая автомобили иностранного производства, делает привлекательным приобретение иномарок. Но при этом на каждом этапе движения автомобилей отечественного и иностранного производств от изготовления, продажи, покупки, сервиса наблюдается рост криминального влияния, контроля, получения прибылей.

Социально-психологические факторы. Они относятся непосредственно к личности преступника, характеризуют ее внутренний мир.

На формирование личности угонщика, как указывалось выше, влияют обнищание, сильное имущественное расслоение населения и в связи с этим ослабление контроля в семьях за детьми, в школах за подростками, в училищах и вузах за молодежью и вообще отсутствие условий для воспитания несовершеннолетних, должной организации их образования и досуга, распространение пьянства, алкоголизма и наркомании, их повышенная социальная конфликтность и т.д.

Как показывает исследования, свыше 40% лиц совершили угон транспортного средства в возрасте 14 - 18 лет (это подтверждается исследованиями и других авторов[18]).

Кроме того, объективный процесс приобщения подростков к автомобилю, распространенность увлечения автоделом, не подкрепленные пропорциональным увеличением автомотокружков, секций и клубов юных автомотолюбителей, бытующая еще пассивность в работе по вовлечению подростков в общественно полезные формы соприкосновения с техникой - все это при определенных издержках в нравственном формировании некоторой части несовершеннолетних, недостатках в организационно-воспитательной деятельности государственных органов и общественных организаций способствует в отдельных случаях поискам иных, порой противоправных путей удовлетворения этих потребностей[19].

Общеизвестна тесная взаимосвязь преступности и пьянства. Пьянство и алкоголизм, являясь обстоятельствами, способствующими антиобщественному поведению, нередко выступают в роли своего рода катализаторов совершения конкретных преступлений.

Вместе с тем, несмотря на принимаемые правоохранительными органами меры, пьянство все еще сохраняет определенную распространенность и продолжает выполнять свою криминогенную роль в этиологии многих видов и групп преступлений, в том числе угонов и хищений транспортных средств.

По данным исследований[20], каждое третье преступное посягательство на автомобиль совершается лицами в нетрезвом состоянии. Это особенно характерно для угонов, свыше половины которых (60%) совершается под непосредственным воздействием алкоголя.

Указанное обстоятельство связано, конечно, с ситуативной природой этих преступлений, их импульсивным характером, открыто пренебрежительным отношением к общественным установкам, составляющим содержание мотивационной сферы их совершения.

Алкоголь в таких случаях способствует снижению у преступника чувства ответственности за свое поведение, понижает способность к самоконтролю, правильной оценке своих поступков и способствует противоправному способу самоутверждения.

В этом смысле можно сделать вывод о том, что угоны наиболее тесно связаны с пьянством, которое в итоге является криминогенным фактором совершения подавляющего большинства преступлений этого вида.

Среди лиц, привлеченных к ответственности за совершение корыстных преступлений, в частности хищений транспортных средств, эти показатели намного ниже[21].

Вместе с тем незначительная доля хищений транспортных средств, совершенных лицами в нетрезвом состоянии, не должна снижать внимания к проблеме борьбы с пьянством применительно к этим преступлениям.

Если пьянство является своеобразным импульсом при совершении подавляющего большинства угонов, для значительного числа хищений транспортных средств оно выступает в аналогичном качестве, только более завуалированном и, следовательно, не менее опасном.

Так, например, Е.Р. Ким указывает, что "потребность к алкоголю, к жизни "на широкую ногу", к кутежам присуща большинству участников устойчивых преступных групп, совершающих угоны автомашин[22].

Поэтому борьба с пьянством в деле предупреждения угонов транспортных средств представляет важную и актуальную задачу и, несомненно, должна увязываться с общими усилиями, направленными на ликвидацию этого социального зла.

Социально-демографические факторы. Предупреждение преступлений в сфере угонов транспортных средств усложняется миграционным процессом в России. Из-за большого притока населения из стран ближнего зарубежья, а также КНР, КНДР и т.д. ухудшилась не только социальная, но и обострилась криминальная обстановка.

Во многом преступные посягательства на автотранспорт приобрели устойчивые отличительные черты организованной преступности.

Организационно-управленческие факторы. Угоны имеют высокую латентность. В 90% случаев осужденные, привлеченные к уголовной ответственности, до первого осуждения совершили в среднем по 2-3 угона и 5-6 хищений транспортных средств. Это создает атмосферу безнаказанности, а также вседозволенности среди преступников.

Не обеспечивается принцип неотвратимости наказания.

Указанное обстоятельство способствует также расширению круга угонщиков, вставших на путь совершения преступлений.

По данным ученых, почти каждый второй неустановленный преступник совершил новое преступление в соучастии с лицами, ранее не совершившими преступление.

В связи с этим одним из конструктивных путей в борьбе с угонами транспортных средств является эффективная борьба с латентной преступностью. По данным МВД России, раскрываемость угонов автомобилей и иных транспортных средств остается невысокой и в последние годы составила 20 - 30%[23].

К этому же ряду криминогенных факторов, способствующих повторному совершению угонов транспортных средств, относится неудовлетворительная в ряде случаев работа органов внутренних дел: некачественное проведение профилактической работы с преступным контингентом из числа осужденных к мерам наказания, не связанным с лишением свободы, формальное установление мест отстоя и разукомплектования похищенных автомобилей, неудовлетворительная работа с потерпевшими, в результате чего потерпевшие, не надеясь на успешную работу милиции, обращаются к криминальным элементам за помощью (около половины всех похищенных автомобилей в стране возвращается владельцам за денежное вознаграждение)[24].

Кроме того, на практике следователем, прокурором при решении вопроса об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения также допускаются ошибки.

Данные ошибки, по мнению сотрудников органов внутренних дел, специализирующихся на борьбе с угонами автомобилей и иных транспортных средств, связаны либо с несвоевременным заключением под стражу лиц, совершивших угон автомобиля, либо вообще оставлением их на свободе.

По данным некоторых исследований, около 20% автоугонщиков совершили повторные угоны именно в ходе предварительного расследования по первому преступлению[25].

Одним из существенных недостатков расследования уголовных дел по угонам транспортных средств является ослабление работы по выявлению в процессе следствия конкретных причин и условий, способствующих преступлениям данного вида, принятию предусмотренных законом мер по их устранению.

Изучение 20 уголовных дел по угонам транспортных средств показало, что в подавляющем большинстве (в 90%) причины и условия их совершения не выявлялись, либо выявлялись формально. А по выявленным причинам и условиям меры по их устранению органами следствия не принимались.

Указанные недостатки во многом зависят и от качественного состава кадров, их профессионализма. Как справедливо указывает Н.И. Пряхина, "недостаточность материального обеспечения органов внутренних дел, интенсивный отток кадров приводят к тому, что сотрудники оперативно-следственного аппарата работают в условиях постоянных перегрузок, что способствует низкому проценту раскрываемости имущественных преступлений"[26].

Упущения в оперативно-розыскной деятельности по предупреждению и раскрытию угонов транспортных средств во многом являются следствием отсутствия достаточного количества оперуполномоченных, специализирующихся по угонам транспортных средств, а также постоянно действующих специализированных оперативных подразделений и следственно-оперативных групп, занимающихся исключительно раскрытием и расследованием рассматриваемой категории преступлений.

Совершению угонов транспортных средств благоприятствует нехватка гаражей и платных стоянок, надлежащее количество которых могло бы надежно защитить автомобили от преступных посягательств.

В крупных городах, где интенсивность преступных посягательств на автомобили особенно велика, практически отсутствует проблема угона личных автомобилей из гаражей и с территории охраняемых стоянок[27].

Поэтому при осуществлении общепрофилактических мероприятий органы внутренних дел должны информировать государственные органы о необходимости расширения этих видов защиты автомобилей, расценивать данный вопрос в качестве составного элемента планов профилактики преступлений, настойчиво добиваться включения мероприятий по устройству охраняемых стоянок в комплексные планы социального развития городов и районов.

Значительное количество угонов преступниками совершается потому, что хорошо изучив стандартные запирающие устройства и технологию противоугонных систем, они сравнительно легко проникают в салон автомобиля.

Здесь следует отметить, что в целом в настоящее время нет оснований говорить о достаточной эффективности противоугонных систем, да и уровень осознания владельцев автомобилей о необходимости использования противоугонных систем пока относительно низок.

Только в 50% случаев угонов транспортное средство было оборудовано противоугонным устройством.

Данные цифры подтверждаются исследованиями и других авторов[28].

Совершению преступных посягательств на автомобили благоприятствует также беспечность и легкомыслие отдельных водителей, оставляющих автомобили без присмотра, иногда с незапертой дверцей и включенным двигателем, что существенно облегчает доступ преступника к автомобилю[29].

Следует отметить еще одну разновидность беспечности.

Нередко водители личных автомашин за определенную плату соглашаются подвозить совершенно незнакомых им лиц и это стремление подзаработать в ряде случаев, заканчивается, как правило, грабежом или разбойным нападением.

Несмотря на большую разъяснительную работу, осуществляемую органами внутренних дел среди владельцев личного автотранспорта, эти случаи продолжают иметь место и выступают в качестве наиболее распространенных факторов, способствующих совершению посягательств на автотранспорт[30].

Вышеуказанные обстоятельства отражены в судебной практике. Так, согласно Кассационному определению Московского городского суда от 29.10.2012 по делу N 22-14605[31]: «М. и Б. признаны виновными в неправомерном завладении транспортным средством без цели хищения (угоне), совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено в ночь с 29 на 30 октября 2011 г., в г. Москве, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Осужденная М. в кассационной жалобе просит приговор отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора.

В дополнениях к кассационной жалобе осужденная М. просит приговор изменить, смягчить назначенное ей наказание с применением ст. 73 УК РФ, указывает, что вину полностью признала и раскаялась в содеянном, ранее не судима, просит учесть ее возраст и положительные характеристики, а также то, что она не нарушала избранную ей в период предварительного расследования меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, указывает, что готова в разумный срок (в течение года) возместить ущерб потерпевшему.

Осужденная Б. в кассационной жалобе и дополнениях выражает несогласие с приговором, просит его изменить и смягчить назначенное ей наказание с применением ст. 73 УК РФ, указывает, что ранее не судима, имеет постоянное место работы, где положительно характеризуется, готова возместить ущерб потерпевшему, имеет на иждивении больную маму и престарелую бабушку, раскаивается в содеянном, осознает свою вину.

Адвокат Федько И.А. в кассационной жалобе просить приговор в отношении М. изменить - переквалифицировать ее действия на ч. 1 ст. 166 УК РФ и смягчить назначенное ей наказание с применением ст. 73 УК РФ, указывает, что она активно давала показания в суде, не пыталась запутать судебное разбирательство, в силу своего возраста и положения, указывая на факт законного нахождения в автомобиле, не признавала себя виновной в угоне, совершенном группой лиц, она готова возместить ущерб потерпевшему.

Адвокат Писаревская Е.А. в дополнениях к кассационной жалобе адвоката Федько И.А. просит приговор изменить, переквалифицировать действия М. на ст. 166 ч. 1 УК РФ и смягчить назначенное ей наказание, указывает, что судом не установлен мотив совершения преступления, действия осужденных были продиктованы страхом перед потерпевшим и его другом, показания потерпевшего противоречивы, показания свидетелей не подтверждают виновность осужденных.

При назначении наказания суд не учел мотив поведения осужденных, положительную характеристику М., ее возраст, чистосердечное признание. М. является студенткой, не пыталась скрыться от следствия, не привлекалась к административной и уголовной ответственности, живет в полноценной семье с родителями и сестрой.

Адвокат Марочкин В.И. в кассационной жалобе, поданной в интересах Б., выражает несогласие с приговором, указывая, что осужденной назначено чрезмерно суровое наказание и неправильно определен вид исправительного учреждения, просит приговор в отношении Б. изменить, смягчить назначенное ей наказание, изменив его на иное, не связанное с лишением свободы, поскольку Б. ранее не привлекалась к уголовной и административной ответственности, не состоит на учете и психиатра и нарколога, положительно характеризуется по месту работы, имеет на иждивении мать-пенсионерку и бабушку-инвалида.

Суд при назначении наказания не учел критическое отношение Б. к преступлению и сожаление о произошедшем.

Также адвокат указывает, что приговор основан на противоречивых показаниях потерпевшего и свидетелей, данные ими объяснения не соответствуют их показаниям, данным в ходе предварительного расследования и в суде.

Свидетель С. является родственником свидетеля С. - инспектора ДПС. На основании собранных по делу доказательств невозможно установить, кто находился за рулем автомашины.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Бумажкина Е.Г. указывает о необоснованности изложенных в них доводов и просит приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, находит приговор суда законным и обоснованным по следующим основаниям.

Вина М. и Б. в совершении преступления, за которое они осуждены, собранными по делу доказательствами установлена и их действиям судом дана правильная правовая оценка.

Вина осужденных полностью подтверждается подробно изложенными в приговоре показаниями потерпевшего К., свидетелей М.Е., М.И., Б.Т., Г., С., С.К., Н., заявлением потерпевшего, протоколом осмотра места происшествия, протоколом осмотра автомобиля, протоколами предъявления для опознания, заключениями судебных экспертиз, а также иными исследованными в судебном заседании доказательствами.

Доводы осужденных и адвокатов о том, что автомашиной потерпевшего управляла только М., а Б. постоянно находилась на заднем сиденье, полностью опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Так, потерпевший К. показал, что когда он и М. вышли из машины, чтобы по просьбе М. и Б. купить спиртные напитки, осужденные остались в машине К., находясь на заднем сиденье, ключ был в замке зажигания. Находясь у торговой палатки, расположенной примерно в 15 метрах от машины, он увидел, как М., выйдя из машины, пересела на руль, а Б. села рядом с ней на переднее пассажирское сиденье, и они уехали. Позже он узнал, что на его машине осужденные совершили ДТП.

Когда они разыскали осужденных, он видел на лице Б. синяки и шишку. Аналогичные показания дал свидетель М.Е. Свидетель М.Е. показал, что после ДТП видел на лице М. множественные порезы, голова была перебинтована. Б. на их вопрос пояснила, что они угнали машину К., потому что были пьяные.

Из показаний свидетеля Б. следует, что когда он увидел после ДТП разбитую машину К., на рулем сидела девушка с темными волосами, а на пассажирской сиденье - девушка со светлыми волосами.

Свидетель Г. также показал, что после аварии он видел за рулем автомашины девушку с темными волосами, которая вместе с другой девушкой выбралась из машины, и они убежали.

Данную информацию, полученную от свидетеля Г., подтвердил в своих показаниях свидетель С. - инспектор ДПС, оформлявший материал по ДТП, совершенному осужденными на автомашине К. Из показаний свидетеля С. следует, что он видел, как после произошедшего ДТП из машины потерпевшего, с водительского сиденья, вышла девушка с темными волосами - Б., а девушка со светлыми волосами - М. вышла с переднего пассажирского сиденья, после чего обе девушки убежали во дворы.

Согласно протоколу осмотра места происшествия и заключениям судебно-биологических экспертиз, с ручки передней пассажирской двери автомашины К. были изъяты волосы, сходные с образцами волос с головы М., а на подушке безопасности с рулевой колонки автомашины были изъяты пот и эпителиальные клетки, произошедшие от Б..

Таким образом, на основании исследованных судом доказательств было установлено, что в ходе неправомерного завладения автомашиной потерпевшего К. сначала за рулем находилась М., а затем Б., которая совершила ДТП, после чего обе осужденные покинули автомашину и скрылись.

Совокупность приведенных в приговоре доказательств была проверена и исследована в ходе судебного следствия, суд дал им в приговоре надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела, а также указал основания, по которым он принимает одни доказательства и отвергает другие.

Вопреки доводам адвокатов, в показаниях потерпевшего и свидетелей не имеется существенных противоречий, которые могли бы повлиять на обоснованность выводов суда о доказанности вины осужденных в совершении преступления и на правильность квалификации их действий.

Ссылка адвоката Марочкина В.И. в кассационной жалобе на объяснения, данные потерпевшим и свидетелями до возбуждения уголовного дела, является несостоятельной, поскольку указанные объяснения не были предметом исследования при рассмотрении дела судом первой инстанции, кроме того, объяснения не являются доказательствами в соответствии с положениями ст. 74 УПК РФ и не могут быть признаны иными документами в соответствии с положениями ст. 84 УПК РФ.

Также является необоснованной ссылка адвоката на заявление потерпевшего на л.д. 39 т. 1, поскольку на указанном листе дела имеется протокол осмотра места происшествия, в котором не содержится каких-либо заявлений потерпевшего.

Кроме того, адвокат необоснованно ссылается на изменение потерпевшим показаний при дополнительном его допросе 28 ноября 2011 г., поскольку, согласно материалам дела, в этот день дополнительный допрос потерпевшего не проводился.

Довод адвоката Марочкина В.И. о необходимости критического отношения к показаниям свидетелей С. и С.К. (который в жалобе адвоката указан, как С.), поскольку они являются родственниками, судебная коллегия признает несостоятельным, поскольку наличие родственных связей между свидетелями, допрошенными по уголовному делу, не может само по себе свидетельствовать о недостоверности их показаний.

Кроме того, данное утверждение адвоката ничем объективно не подтверждается, поскольку не имеется каких-либо оснований полагать, что С., 1976 года рождения и С.К., 1979 года рождения, являются родственниками.

Показания указанных свидетелей, как и иные приведенные в приговоре доказательства, в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ оценены с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, их совокупность обоснованно признана судом достаточной для разрешения уголовного дела.

Доводы стороны защиты о том, что Б. преступления не совершала обоснованно отвергнуты судом, как несостоятельные, выводы суда в приговоре надлежащим образом мотивированы со ссылкой на совокупность собранных по делу доказательств.

Действия М. и Б. правильно квалифицированы судом по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ. Как обоснованно указал суд в приговоре, о совершении осужденными указанного преступления группой лиц по предварительному сговору свидетельствует характер их совместных и согласованных действий, распределение ролей между ними, управление угнанным автомобилем обеими осужденными.

Доводы адвоката Писаревской Е.А. о том, что осужденные совершили угон в связи с неправомерным поведением потерпевшего и свидетеля М., судебной коллегией отклоняются.

Данные доводы ничем объективно не подтверждаются, а наоборот полностью опровергаются приведенными в приговоре доказательствами, из которых видно, что М. и Б. сели в автомашину потерпевшего добровольно, именно по их просьбе для приобретения спиртных напитков К. остановился у торговой палатки, каких-либо препятствий для того, чтобы в этот момент покинуть салон автомашины и уйти, у осужденных не было.

Сразу после совершении ДТП осужденные с места происшествия скрылись, с заявлениями о совершении К. в отношении них противоправных действий в правоохранительные органы не обратились.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Вывод суда о возможности исправления осужденных М. и Б. только в условиях реального отбывания наказания и отсутствии оснований для применения ст. 64, 73 УК РФ мотивирован судом совокупностью конкретных обстоятельств дела и данных о личности осужденных.

При назначении им наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступлений, данные о личности каждой осужденной, влияние назначенного наказания на исправление М. и Б. и на условия жизни их семей, смягчающие наказание Б. обстоятельства - состояние здоровья осужденной и ее матери, нахождение на иждивении бабушки. Также суд принял во внимание мнение потерпевшего, настаивавшего на назначении М. и Б. строгого наказания

Наказание, назначенное осужденным, является справедливым, соразмерным содеянному, оснований к его смягчению не имеется.».

Практически все дорогостоящие и престижные автомобили крадут и угоняются с использованием технологий электронного взлома.

Некоторые профессионалы и знатоки этих технологий открыто заявляют, что чем больше электронных систем (спутниковая система слежения и оповещения, эмобилайзер, сигнализации с мощной электронной базой и другие), тем легче и быстрее их все отключить и получить доступ к автомобилю или иному транспортному средству.

И в 2010 году таким образом были украдены и угнаны несколько сотен популярных и востребованных «Toyota Land Cruiser», «BMW Х5», «BMW Х6», «Lexus RX 400H» и «Lexus RX 350».

В 2011 году тенденция посягательств на автомобили и иные транспортные средства почти не изменилась. В регионах Российской Федерации, как и всегда, крадут и угоняют, в основном, автомобили отечественных моделей, причём одни и те же.

А вот в крупных городах нашей страны теперь лидируют в списках только автомобили иностранных моделей, и как обычно среднего класса.

В 2011 году автомобили среднего класса угонялись следующие: «Ford» – 14,3% от общего числа, «Chevrolett» – 11,6% от общего числа, «Mazda» – 7,5%, а также модели «Mitsubishi» и «Honda» поделили на двоих 9,8%.

Хочется отметить некоторые довольно интересные данные, которые предоставляют спутниковые компании разных систем безопасности. Они сообщили, что в середине месяца (примерно 13-15 числа) происходит больше всего краж, угонов и нападений на автомобили, в том числе и на их владельцев.

В 2012 году Государственная инспекция безопасности дорожного движения по Санкт-Петербургу и Ленинградской области предоставляет информацию о том, что в августе этого года, в городе, каждый день насчитывалось порядка 20-30 посягательств на автомобили и иные транспортные средства.

Впереди всех, уже по традиции, автомобили марки «Lada». Среди всех прочих моделей, первое место в списке посягательств занимает автомобиль «Honda CR-V», далее за ним следует модель «Mazda 6» и замыкает эту тройку модель «Toyota Camry».

И опять же в списке значится «Mitsubishi Lancer», а среди автомобилей премиум-класса – «Lexus RX» серии и «Mitsubishi Outlander XL».

В начале 2013 года, как и годом ранее, в 2012 году, как в городе Санкт-Петербург, так и в городе Москва, традиционно, список краж и угонов автомобилей открывают отечественные автомобили марки «Lada».

Самые массовые автомобили по количеству и производству, обычно и самые востребованные среди правонарушителей. За ними идут японские автомобили марок «Toyota», «Mazda» и «Mitsubishi».

Практически точь-в-точь совпадает статистика краж и угонов в 2012 году. В некоторых источниках можно прочитать, что одной из причин частых посягательств на автомобили японского производства, является возможность доступа к бортовому компьютеру из салона самого автомобиля.

Правонарушители данного вида посягательств очень осторожны и аккуратны, и отключать электронные системы защиты автомобиля из салона для них намного спокойней, чем механически, через пространство под капотом автомобиля.

А если ещё обратить внимание на частое желание наших автовладельцев устанавливать и использовать исключительно штатные электронные системы защиты автомобиля, проникнуть и совершать посягательства на такие автомобили для профессиональных взломщиков задача не самая сложная[32].

Стоит обратить внимание на интересную тенденцию посягательств в начале 2013 года, так сказать актуальную на сегодняшний день информацию, что в последние несколько месяцев угонщики стали массово красть и угонять автомобили английской марки «Land Rover».

Суммируя всё выше изложенное не трудно обратить внимание на то, что общая тенденция краж и угонов автомобилей, в частности, пока такова: чем больше автомобиль пользуется популярностью среди населения, тем он более востребован для посягательств на него среди преступников и правонарушителей.

В основном это автомобили массового производства, а также автомобили среднего класса, которые всё больше и больше пользуются спросом в крупных городах и мегаполисах Российской Федерации.

Что же касается дорогих иномарок, то остается актуальна проблема угона «под заказ», а бюджетные модели похищают из-за их ликвидности или ради разборки таких автомобилей на запасные части, для перепродажи на местных разборках.

Поэтому большинство украденных или угнанных автомобилей – подержанные (не старше трёх лет), и они, как правило, идут на местные разборки и полностью разбираются.

Любой угон может быть совершён в форме только лишь активных действий со стороны правонарушителя или правонарушителей.

Любой угон считается оконченным, когда налицо не только противоправный захват, возможно даже с причинением вреда здоровью, любого механического транспортного средства, но и использование его по непосредственно целевому назначению, то есть передвижение на нём.

И по этому, моментом окончания преступления, предусмотренного статьёй 166 УК Уголовного кодекса Российской Федерации, является начало движения этого транспортного средства, под любым управлением правонарушителя.

Продолжительность передвижения на квалификацию совершённого деяния не влияет.

По нашему мнению угон любого транспортного средства будет считаться оконченным непосредственно с момента начала передвижения механического транспортного средства с места, где оно находилось до момента начала движения, независимо от характера, так называемого энергетического источника такого рода перемещения.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения"[33] непосредственно прямо указано, что под «неправомерным завладением транспортным средством без цели хищения» понимается следующее: завладение чужим автомобилем или другим транспортным средством (то есть угон) и поездку на нём без намерения присвоить его целиком или по частям[34].

Окончательно оконченным же это преступление обязано считаться с того момента, когда произошёл отъезд транспортного средства с того самого места, на котором оно находилось до момента совершения посягательства на него правонарушителем[35].

Уголовно наказуемым угоном может быть признано только лишь неправомерное завладение транспортным средством, без цели его хищения. Неправомерность рассматривается, как признак объективной стороны преступления, предусмотренного статьёй 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, и означает завладение чужим транспортным средством без явной цели его хищения.

Таковым оно вполне является, если ни как не принадлежит правонарушителю (или не входит в состав членов его семьи), не находится в его правомерном владении, не закреплено ни какими правовыми нормами или документами за ним по роду его рабочей деятельности, а также он совершенно не вправе им распоряжаться и совершать лично какие-либо действия с транспортным средством.

Следовательно, не каждое самовольное использование транспортного средства в целях совершения передвижения на нём может быть рассмотрено как преступление, предусмотренное статьёй 166 Уголовного кодекса Российской Федерации «Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения».

Неправомерное завладение транспортным средством, при наличии любого из выше изложенных положений и оснований исключает состав статьи угона как такового.

Сам угон транспортных средств представляет собой формальным составом преступления предусмотренного статьёй 166 Уголовного кодекса Российской Федерации в том смысле, что для объективного и обоснованного признания преступления оконченным совершенно не требуется наступления какого-либо рода иных последствий, помимо рассмотренных в данной работе.

Вот почему неправомерное завладение транспортным средством без обоснованной цели хищения, сопряженное с последующим нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, а также наступлением соответствующих последствий (а такие случаи правонарушений встречаются в судебной практике довольно часто), требует дополнительной квалификации состава преступления по статье 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

На основании изучения и анализа материалов предоставленной судебной практики, очевидно, что законодательного закрепления положений и признаков состава преступления, предусмотренного статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации «Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения», с позиций правовых и криминологических обоснований доказывается, что при закреплении признаков в Уголовном кодексе Российской Федерации явно нарушен принцип определённости уголовно-правовых норм, и непосредственно, в результате чего, при её применении, крайне сложно соблюсти основные принципы законности, равенства и интересов граждан перед принятым и утверждёнными законами и судебными инстанциями.

Однако, единственное и основное отличие преступления, предусмотренного статьёй 166 Уголовного кодекса Российской Федерации – неправомерного завладения транспортным средством без цели хищения – от статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации «Кража», состоит в том, что механическим транспортным средством посягатели и правонарушители завладевают лишь на короткое время, и корыстная цель их достигается за счёт кратковременного использования механического транспортного средства по его прямому назначению и в своих личных целях и интересах[36].

Ситуации, когда правонарушитель, посягающий на транспортное средство задержан непосредственно в момент перемещения на нём, когда он оставил данное транспортное средство в гараже или уже у своего дома, когда он застигнут прямо у транспортного средства, которое он техническим,  не смог эксплуатировать по техническим, физическим или иным причинам, схожи с кражей[37].

При таких обстоятельствах трудно чётко разграничить неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения и кражей.

При устоявшейся в теории и утвердившейся на практике характеристике корыстной конечной цели, необходимой для вменения правонарушителю обвинения по статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации «Кража», её в подобных ситуациях крайне сложно и практически невозможно доказать (она, как правило, ни как не доказывается, о чём свидетельствует анализ практики применения этого состава преступления).

Оценка законодателем общественной опасности угонов, по сравнению с кражей, недостаточно последовательна и неоднозначна.

В завершение отметим некоторые выявленные дефекты законодательной конструкции и практики применения рассматриваемой статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации: принятый закон не выделил регистрируемые транспортные средства непосредственно как источник повышенной опасности.

Так же, в нём не названы действия в составе преступления, отличные от деяний при обычной краже, предоставив практически недоказуемый в жизни, на практике, критерий разграничения данных двух видов преступлений, таких как статья 166 Уголовного кодекса Российской Федерации «Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения» и статья 158 Уголовного кодекса Российской Федерации «Кража» – хотел ли правонарушитель получить выгоду и обогатиться, за счёт изъятого им механического транспортного средства, или только кратковременно воспользоваться транспортным средством, и так же установил совершенно не соответствующие причиняемой общественной опасности санкции за их совершение – свидетельствуют о нецелесообразности оставления их в Уголовном кодексе Российской Федерации этого состава преступления.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО - ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕПРАВОМЕРНОГО ЗАВЛАДЕНИЯ ТРАНСПОРТНЫМ СРЕДСТВОМ БЕЗ ЦЕЛИ ХИЩЕНИЯ

 

 

§ 1. Понятие и сущность неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения

Состав угона менялся дважды.

1. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ[38].

Закон усилил уголовную ответственность за простой угон, увеличив срок лишения свободы, который может быть за него назначен.

Одновременно произошло расширение пенализации и дифференциации - за счет введения еще одного основного наказания за простой и квалифицированный угон.

Наряду с этим ответственность за квалифицированный угон понижена путем исключения минимального срока лишения свободы.

По ч. 2 ст. 166 УК РФ сужена дифференциация уголовной ответственности - исключен признак неоднократности.

В ч. 3 ст. 166 УК РФ был изменен квалифицирующий признак - вместо угона, причинившего крупный ущерб, теперь предусмотрен угон, причинивший особо крупный ущерб.

2. Федеральный закон от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ[39].

Закон внес изменения в три из четырех санкции этой статьи, исключив нижние границы наказания в виде: ареста - в ч. 1; лишения свободы - в ч. ч. 3 и 4 ст. 166 УК РФ.

В своё время, впервые, понятие угон было дано в части 1 пункта 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Советской Федеративной Социалистической Республики «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их угоном (статья 211, статья 2112, статья 2121 Уголовного Кодекса Российской Советской Федеративной Социалистической Республики)» от 22 октября 1969 года[40].

В нём под «угоном транспортных средств без цели их хищения» указывается «захват транспортных средств и поездка на них».

П. 1 ст. 166 УК РФ под угоном понимает неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

Предмет преступления точно указан в законе:

1) автомобиль;

2) иное транспортное средство.

Транспортное средство должно быть чужим для виновного.

В юридической литературе нет единства по поводу взглядов на вопрос о сущности представленных понятий «неправомерное завладение» или «угон» автомобиля или иного транспортного средства без цели хищения.

В тексте статьи Уголовного кодекса Российской Федерации законодатель употребляет понятие «угон» в скобках после слов «неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения», то есть,  если использовать грамматическое толкование выносимых положений, то в сущность понятия «угон» и понятия «неправомерное завладение» законодатель вкладывает одинаковое смысловое содержание выделенных терминов[41].

Сущность понятия права собственности составляют три правомочия представленных далее – владение,  пользование и распоряжения.  Все три правомочия по своей  совокупности могут быть только лишь у собственника данного транспортного средства.

Согласно пункту 2 статьи 209 Гражданского Кодекса Российской Федерации[42] (ГК РФ), это означает, что он абсолютно вправе по-своему усмотрению совершать любые действия в отношении принадлежащих ему имущественных ценностей, не коем образом не противоречащие закону и иным нормативно-правовым актам, и не нарушающие права, неохраняемые законом права и интересы других лиц, в том числе переводить своё личное имущество в собственность другим лицам, передавать им полномочия, оставаясь собственником, права владения, пользования, а также распоряжения имуществом, отдавать любое имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им каким-либо иным образом.

Большинство специалистов, в области уголовного права полагают, что сам угон предполагает совершение двух действий:

1) неправомерный захват транспортного средства,

2) совершение передвижения на нём.

Если из диспозиции статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации выделить отдельно только само действия, то это будет, ни что иное, как завладение, неправомерное, то есть непосредственно угон. Но, однако, его результатом (если подвести окончательно, что цель – это тот определённый результат, к которому изо всех сил стремиться виновный) ни как не должно быть незаконное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества любым способом в пользу виновного или других лиц, совершённых с корыстной целью и причинивших ущерб собственнику или иному владельцу имущества.

Существенным и особо важным моментом является определение самого момента окончания данного противоправного деяния.

По конструкции Российской Федерации неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (часть 1 статья 166 Уголовного кодекса Российской Федерации) является преступление с формальным составом.

Абзац 2 пункт 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 22 октября 1969 года определял, что «неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента отъезда транспортного средства с места, на котором оно находилось»[43].

Вышеуказанное можно проследить из материалов судебной практики[44].

Так, например, согласно Определению Пермского краевого суда от 25.09.2012 по делу N 22-7785[45]: «Я.А. и К. признаны виновными в неправомерном завладении автомобилями потерпевших Ж., Б., Ш., без цели хищения, совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Кроме того, Я.А. и К. признаны виновными в тайном хищении имущества потерпевшего Н., совершенном группой лиц по предварительном сговору.

Кроме того, Я.А. признан виновным в угоне автомобиля потерпевшего Г. и в краже имущества потерпевшего Г.

Преступления совершены 10 апреля 2012 года, 14 апреля 2012 года, в период времени с 17:00 часов 20 апреля 2012 года до 08:00 часов 21 апреля 2012 года, в ночь на 1 мая 2012 года, в период времени с 14:00 часов 5 мая 2012 года до 09:00 часов 6 мая 2012 года, в городе <...>, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Я.А. вину в угонах признал частично; в хищении навигатора - полностью; в хищении автомагнитолы - не признал.

В кассационной жалобе адвокат Рухманова Л.Ф. в защиту Я.А. просит изменить приговор суда, переквалифицировать его действия по трем составам преступления с п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ на ч. 1 ст. 166 УК РФ (каждое) и назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ, сохранив условно-досрочное освобождение.

По п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ просит приговор суда отменить, производство по делу прекратить за отсутствием состава преступления.

Обращает внимание, что Я.А., как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании пояснял, что кражу автомагнитолы <...> из автомашины "марка" он не совершал, его показания последовательны. К. в суде пояснил, что кражу автомагнитолы он совершил один, Я.А. оговорил под давлением сотрудников полиции.

Приговор в отношении Я.А. по краже основан на показаниях К., данных им на предварительном следствии, и не подтверждается иными доказательствами. Я.А. не отрицал, что совершал угоны автомашин 10 апреля 2012 года у Ж., в ночь на 1 мая - у Ш., 5 мая 2012 года - у Б., но совершал один, К. в угонах не участвовал, он его подбирал по дороге, после угона автомашин, и вместе уезжали.

При допросе в качестве подозреваемого Я.А. пояснял, что угнав автомашину Ж. 10 апреля 2012 года, К. он посадил на остановке; в ночь на 1 мая 2012 года, угнав автомашину Ш. от дома N <...> по <...>, посадил К. на автостанции, где тот его ждал; а 5 мая 2012 года, угнав автомашину Б., поехал в сторону магазина <...>, где его также ждал К., и они уехали в <...>

Подсудимый К. в судебном заседании пояснял, что он догадывался, что Я.А. будет совершать угон, но об угонах он не договаривался и не помогал совершать их, а садился к нему в машину, когда Я.А. подъезжал к нему. Пояснял, что на предварительном следствии на него оказывалось давление со стороны работников полиции, и он оговорил и Я.А., и себя.

По мнению защитника, показания свидетеля В. о том, что в салоне /марка/ сидели двое парней, - можно расценить как добросовестное заблуждение, поскольку Я.А. пояснял, что все происходило ночью, на улице было темно, фонари не горели.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия находит приговор в отношении Я.А. законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности Я.А. в совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре, основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые приведены в приговоре и получили надлежащую оценку.

В ходе судебного следствия были всесторонне, полно и объективно изучены и оценены все доказательства, предоставленные суду.

Вина осужденного Я.А., кроме частичного признания вины, подтверждается: его явкой с повинной; показаниями подсудимого К., данными на предварительном следствии и в судебном заседании; показаниями потерпевших Ж., Г., Н., Ш., Б.; показаниями свидетелей Я. и А., данными на предварительном следствии, В.; протоколами осмотра территории; протоколом осмотра места обнаружения автомобиля; протоколом осмотра салона автомобиля.

Всем приведенным и другим исследованным доказательствам судом дана надлежащая правовая оценка с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности для разрешения дела.

Изменению показаний подсудимого К. в судебном заседании суд дал надлежащую оценку и положил в основу приговора его показания в ходе предварительного следствия, как правдивые, соответствующие действительности.

Суд признал несостоятельными доводы подсудимого К. о том, что на предварительном следствии он оговорил Я.А. под воздействием следственных органов, с указанием мотивов принятого решения, с которыми судебная коллегия соглашается.

Ни одно из доказательств, положенных в обоснование вывода о виновности осужденного Я.А., каких-либо сомнений в своей достоверности у судебной коллегии не вызывает.

Версия Я.А. о непричастности к совершению преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, как следует из протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства выдвигалась осужденным, была проверена судом в совокупности со всеми материалами дела, однако подтверждения не нашла, поэтому отвергнута по мотивам, изложенным в приговоре; оснований подвергать их сомнению судебная коллегия не усматривает.

Показания подсудимых Я.А. и К., противоречащие установленным обстоятельствам, отвергнуты обоснованно.

Имевшиеся противоречия судом тщательно исследовались и, в соответствии со ст. 307 УПК РФ[46], устранены с приведением соответствующих мотивов.

Правовая оценка действиям осужденного Я.А. дана правильно, оснований для изменения квалификации судебная коллегия не усматривает.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы лишали или ограничивали гарантированные УПК РФ права участников уголовного судопроизводства, нарушали процедуру уголовного судопроизводства при рассмотрении данного дела судом первой инстанции, - не установлено.

При назначении Я.А. наказания суд, исходя из положений ст. 60 УК РФ, учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденного, роль и степень фактического участия в совершении преступлений, а также обстоятельства, смягчающие наказание, в том числе, явку с повинной, активное способствование раскрытию преступлений, а также отсутствие отягчающих обстоятельств. Наказание Я.А. назначено в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Суд, принимая во внимание наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, данные о личности, не назначил Я.А. дополнительное наказание в виде ограничения свободы.

Суд не нашел оснований для назначения Я.А. наказания с применением ст. 64, 73 УК РФ и ч. 6 ст. 15 УК РФ. Не усматривает таковых и судебная коллегия.

С учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, фактических обстоятельств, суд обоснованно пришел к выводу о наличии оснований для назначения Я.А. наказания в виде лишения свободы, по правилам ч. 3 ст. 69, ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ. Данный вывод надлежаще мотивирован в приговоре, с которым судебная коллегия соглашается.

Определенный Я.А. срок лишения свободы является соразмерным, наказание - справедливым и достаточным для обеспечения достижения его цели - восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

Оснований для смягчения Я.А. наказания судебная коллегия не усматривает.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции изменению или отмене по доводам кассационной жалобы не подлежит.».

В качестве вывода укажем, что понятия «неправомерное завладение» и «угон» транспортных средств без цели хищения отличаются друг от друга:

1) Угон автомобиля или иного транспортного средства без цели хищения – это неправомерное завладение (захват) этого вида имущественных ценностей и осуществление передвижения на нём; либо перемещение его любым возможным и невозможным способом с места его нахождения.

2) Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без целей хищения, то есть действия, определённым образом направленные на проникновение в этот автомобиль или иное транспортное средство и (или) обращение его в своё личное временное пользование.

3) Под термином «захват» понимаются определённые действия, направленные на проникновение в автомобиль или иное транспортное средство, и (или) обращение его в своё личное временное пользование, если при этом к потерпевшему применяется любое физическое или психическое насилие, и у правонарушителя нет на этот вид имущественных ценностей, ни действительных, ни предполагаемых прав собственности.

Потерпевшими могут быть любые лица (собственник, законный владелец автомобиля, пассажиры, охранники и другие).

4) Проникновение в автомобиль или иное транспортное средство может быть осуществлено свободным доступом, путём вскрытия дверей, выставления или уничтожение стёкол, либо уничтожения лобового стекла и других действий подобного рода неправомерных действий и посягательств.

5) Обращение в своё личное временное пользование означает получение вполне реальной возможности обладания им, автомобилем или иным транспортным средством, с использованием его потребительских и качественных свойств.

§ 2. Объективные и субъективные признаки неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения

 

 

Объективная сторона заключается в неправомерном завладении транспортным средством без цели хищения - в угоне.

Неправомерное завладение транспортным средством представляет собой самовольное замещение собственника или законного владельца, захват транспорта и установление над ним своего незаконного владения.

При этом незаконное владение носит временный характер, виновный не собирается присваивать транспортное средство (в отличие от хищения)[47].

Состав преступления, предусмотренного статьёй 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, как неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством – формальный, оно признается оконченным с момента совершения противоправных действий со стороны правонарушителя, то есть с момента фактического установления незаконного владения чужим транспортным средством со стороны посягателя.

Завладение автомобилем или иным транспортным средством должно считаться оконченным с того самого момента, когда начато его прямое использования по фактическому назначению, то есть с начала движения самоходом или иного рода способом.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла правонарушителя: посягатель осознает, что неправомерно завладевает чужим автомобилем или иным транспортным средством, при отсутствии каких-либо законных и (или) разрешающих на это оснований, и всё равно желает завладеть им.

При этом он, посягатель, как правило, руководствуется корыстным мотивом, то есть обратить себе в пользование свойства и качества чужих транспортных средств.

Однако ответственность по статье 166 Уголовного кодекса Российской Федерации не исключается и в случаях угона автомобиля или иного транспортного средства по иным мотивам: из мести к законному владельцу, из хулиганских побуждений и тому подобного умысла.

Как особо выделено в законе, завладение автомобилем или иным транспортным средством не преследует цели их хищения, то есть кражи. Если же завладение им осуществляется с прямой целью хищения (кражи) хотя бы малой их части (например, для разукомплектования автомобиля и последующего использование отдельных его частей, агрегатов, узлов и деталей в личных целях), содеянное должно квалифицироваться ни как иначе, как  хищение (кража) чужого имущества.

Неправомерное завладение чужого автомобиля или иного транспортного средства без цели хищения и похищения имущества, находившегося внутри него, образуют совокупность неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения совместно с кражей чужого имущества[48].

Объективно, что состав преступления, предусмотренного статьёй 166 Уголовного кодекса Российской Федерации «Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством», можно охарактеризовать как проблемный.

В нём нет чёткости в определениях, однозначного толкования ни предмета, ни объекта, ни действий, ни момента окончания данного преступления, ни в теории, ни, тем более, на практике.

А оценка законодателем общественной опасности неправомерных завладений и угонов, по сравнению с хищением (кражей) имущества, недостаточно последовательна и однозначна[49].

Способы завладения в законе не оговорены; они могут быть любыми: тайными, открытыми, сопряженными с насилием (что требует вменения квалифицирующих признаков) и др.

Виновный может угнать транспортное средство обычным путем, используя его двигатель, а может передвинуть его куда-либо вручную, отбуксировать, перевезти на другом транспортном средстве и т.п.

Самое главное захват транспортного средства должен быть связан с его угоном, который обязательно предполагает передвижение транспортного средства с места его нахождения.

Причем расстояние, на которое автомобиль был удален от места его нахождения, значения не имеет[50].

Имущественный вред собственнику или иному владельцу транспортного средства выражается в виде лишения его, пусть даже временно, довольно ценного имущества.

Случаи, когда угонщик попользовался транспортным средством и поставил его на место, редки.

Оставление транспортного средства без присмотра, вождение в нетрезвом состоянии лицом, не имеющим водительских прав, часто сопровождается его повреждением, иногда – разукомплектованием.

Но умышленное и неосторожное повреждение имущества предусмотрены другими составами преступлений и на практике вменяются виновным как самостоятельные, что, на наш взгляд, небесспорно и подтверждается пункте 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». И все-таки, как нами констатировано, чаще всего транспортное средство возвращается его владельцу.

Кроме того, как показывают результаты изучения уголовных дел в отношении лиц, совершивших рассматриваемые угоны, сами потерпевшие в 80% случаев не позаботились о сохранности своего имущества.

Машины чаще всего угоняются либо знакомыми с потерпевшим лицами (вместе пили, гуляли, работали), либо у водителей, оставивших машину без присмотра, с незапертой дверью и даже с ключами зажигания, либо из гаражей, открывающихся простым нажатием на дверь.

Таким образом, по нашему мнению, при закреплении уголовно-правовой нормы в статье 166 Уголовного кодекса Российской Федерации нарушен конституционный принцип определённости уголовно-правовой нормы: закон не выделил регистрируемые транспортные средства как источник повышенной опасности, не назвал действий, отличных от деяний при хищении, предложил практически не доказуемый в жизни критерий разграничения данных преступлений – хотел ли угонщик обогатиться за счет изъятого или только попользоваться транспортным средством, установил не соответствующие общественной опасности санкции за них.

При применении данного состава преступления невозможно соблюсти принцип законности и равенства граждан перед законом и судом.

Поэтому он должен быть исключен из Уголовного кодекса Российской Федерации. Тогда неправомерное завладение транспортным средством в зависимости от стадии, на которой обнаружился данный факт, будет расцениваться с точки зрения оконченности или неоконченности хищений. Такое решение вопроса справедливо и с точки зрения назначения наказания[51].

Субъект преступления – вменяемое физическое лицо, достигшее 14 лет. Им может быть только лицо, не имеющее законных прав на владение и использование транспортного средства.

Поэтому рассматриваемое преступление отсутствует, если транспорт самовольно используют члены семьи собственника, знакомые, которым ранее разрешалось пользоваться им без получения предварительного согласия. Не образует данного состава самовольное использование водителем закрепленной за ним машины[52].

В части 2 статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации предусмотрены квалифицирующие признаки:

а) группа лиц по предварительному сговору;

б) неодно­кратность;

в) применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия.

Исполнителем группового преступления признается лицо, которое совершало действия по непосредственному завладению транспортным средством: управляло им, заводило двигатель, вскрывало дверцы машины, отключало сигнализацию, осуществляло буксировку и тому подобное.

Дача советов, указаний, предоставление информации, технических средств, признается соучастием в преступлении и требует, помимо применения статье 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, ссылки на статью 33 Уголовного кодекса Российской Федерации

Понятие неоднократности дано в примечании к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Завладение транспортным средством не считается неоднократным в случае намерения угнать одну машину из нескольких, находящихся в одном месте, если оно было реализовано после второй попытки: одну машину завести не удалось, другая завелась, и на ней виновный уехал с места стоянки.

Таким образом, неоднократные попытки завести разные автомашины с целью угона одной из них не образуют квалифицирующего признака неоднократности.

В части 3 статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации предусмотрена ответственность за неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения, совершенное организованной группой либо причинившее крупный ущерб.

Крупный ущерб – понятие оценочное, поэтому признание ущерба таковым зависит от конкретных обстоятельств дела, материального положения потерпевшего. В примечании к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации речь идет о крупном размере.

Понятия «крупный размер» и «крупный ущерб» близкие по значению, но не совпадающие. Крупный размер предполагает только прямой материальный ущерб, оцениваемый в стоимостном выражении. Крупный ущерб предполагает и упущенную выгоду.

В качестве стоимостного критерия, который тоже должен приниматься во внимание при признании причинённого ущерба крупным, следует ориентироваться на сумму, в 500 раз превышающую минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством на момент совершения преступления.

Крупный ущерб может явиться результатом повреждения, уничтожения транспортного средства, что требует дополнительной квалификации по статье 167 Уголовного кодекса Российской Федерации или статье 168 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В части 4 статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации закреплён квалифицирующий признак «применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия».

Его содержание полностью совпадает с насилием при разбое.

Потерпевшим от насильственных действий может быть как собственник или законный владелец транспортного средства, так и охранник и даже посторонние лица, которые, по мнению виновного, способны воспрепятствовать угону.

В случае причинения смерти действия должны быть дополнительно квалифицированы по части 4 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации или статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Признаки насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия идентичны тем, которые изложены при анализе состава насильственного грабежа.

В части 3 статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации говорится об особо квалифицированном угоне, то есть деянии, предусмотренном частями первой или второй настоящей статьи, совершённом организованной группой либо причинившем крупный ущерб.

Квалифицирующий признак «причинение значительного ущерба» может быть инкриминирован лишь в случае реального наступления указанного последствия, вызванного, например, повреждением, утратой либо уничтожением имущества, стоимость которого вовсе не обязательно должна отвечать критериям крупного размера, указанным в примечании 2 к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации[53].

Наконец, часть 4 статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации устанавливает ответственность за деяния, предусмотренное частями первой, второй или третьей настоящей статьи, если они совершены с применением насилия, опасною для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Признаки такого рода насилия аналогичны соответствующим критериям насилия, характерного для разбоя.

В результате анализа судебных дел за период с 2011 г. и по настоящее время считаем возможным отметить, что рассматриваемое преступление является достаточно часто совершаемым[54].

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 3. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНСТИТУТА УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕПРАВОМЕРНОЕ ЗАВЛАДЕНИЕ ТРАНСПОРТНЫМ СРЕДСТВОМ БЕЗ ЦЕЛИ ХИЩЕНИЯ

§ 1. Проблемы квалификации преступного неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения

Проблематика неправомерного завладения автомобилем (иными транспортными средствами)[55] под углом 0 зрения квалификации данного преступления же с учетом такой 0его цели, же как получение выкупа 0за возврат захваченной (угнанной) машины, хотя 0и обсуждалась 0ранее в юридической литературе[56], но 0до же того, чтобы в 0ней же были поставлены0 все точки над "i", же еще, же как нам представляется, не близко.

Данная же проблема же состоит из двух вопросов:

1) как следует квалифицировать действия лиц, виновных в завладении чужим транспортным же средством,

2) не совершает ли какого-либо преступления и сам же потерпевший. Если после же угона им дается объявление в же средствах массовой информации.

О том, что "готов на же конфиденциальной основе заплатить довольно приличную сумму каждому, кто вернет пропавший автомобиль"?

Вопрос  о квалификации действий же лиц, виновных же в завладении чужим автомобилем,  по же нашему мнению, следует разделить же на две части:

- как же надо квалифицировать действия лица, виновного в завладении чужим же автомобилем. Если данное деяние же совершено с целью последующего же возврата же машины же потерпевшему за "вознаграждение".

- как же надо квалифицировать действия лица, виновного в неправомерном же завладении чужим же автомобилем. Если данное деяние совершено же без цели получения "вознаграждения" же за последующий возврат машины же потерпевшему.

С целью же временного пользования ею. С же последующим возвратом владельцу же без требования "вознаграждения". Или же же временного пользования ею с последующим оставлением где-либо или дальнейшего удержания ее у себя на неопределенно же длительное же время.

Давая же ответ на поставленные вопросы, конкретизируем представление о же неправомерном завладении же транспортным средством. По же нашему мнению, это же завладение можно рассматривать в трех основных же вариантах:

1) машина похищена же для целей получения "вознаграждения" ("выкупа")[57] за же ее же возврат же владельцу;

2) машина же угнана (в смысле действующей ст. 166 УК РФ), но оставлена в каком-либо неподходящем же месте (где попало). Откуда и похищена же для же целей же возврата владельцу за "вознаграждение" ("выкуп");

3) машина угнана. Но затем в силу динамики умысла угон трансформировался (перерос) в же хищение в связи с же появлением намерения получить "вознаграждение" же за возврат машины владельцу.

Во всех указанных случаях лица, намеревавшиеся же фактически продать машину его же владельцу же (получить за нее "вознаграждение" - "выкуп") и реализующее это свое намерение, распоряжается чужим транспортным средством же как собственным, а следовательно, же похищает его[58].

Конечно, же лицо похищает транспортное средство уже тогда, когда угоняет же его. Так как уже в этот момент распоряжается им как собственным.

Но следственной и судебной практикой выработана иная правоприменительная традиция. Которой же мы и придерживаемся в рассмотрении поставленных же проблемных вопросов.

В случаях если рассматриваемое деяние совершается с целью последующего же возврата машины потерпевшему же при условии выплаты "вознаграждения", то оно же подлежит же квалификации по совокупности статей Уголовного кодекса РФ об же ответственности же за хищение машины и за вымогательство той суммы, которую требуют уплатить в порядке же "вознаграждения" же за возврат же машины же потерпевшему.

В данном случае может возникнуть сомнение относительно правильности квалификации же содеянного.

Помимо статьи УК РФ об ответственности же за хищение, и по статье же о вымогательстве (ст. 163 УК РФ). Ведь виновный не угрожает потерпевшему уничтожить или повредить его машину же в случае же отказа уплатить же "выкуп".

Именно такой угрозы действительно нет. Однако, налицо угроза не вернуть машину же потерпевшему вообще. Это вполне же может быть приравнено к пропаже имущества.

Действительная воля законодателя, выраженная же в диспозиции ч. 1 ст. 163 УК РФ посредством слов "...под угрозой... уничтожения или повреждения имущества...", же предполагает не только непосредственно уничтожение или повреждение имущества.

Но и любые иные же действия. Результатом которых является выход имущества на неопределенно продолжительное время из же ведения собственника или иного же владельца.

Следовательно, вполне допустимо распространительное толкование понятия же "уничтожение или же повреждение имущества". То есть такое его толкование, при котором данное понятие охватывало бы и же похищение имущества.

И любые же иные же действия с же ним, последствием которых стал бы выход имущества из ведения собственника или иного владельца на неопределенно же продолжительное же время.

Следовательно, необходимо признать допустимым и соответствующее распространительное толкование же самой ст. 163 УК РФ.

То есть такое толкование же данной статьи, которое позволяет распространять ее действие и на же те деяния, которые прямо не предусмотрены в же ней. Но очевидно подразумеваются же ею[59].

Важно отметить, что в практике же не усматривается вымогательства и в более же выразительных же проявлениях же данного преступления.

Что же касается же объективно существующего пробела в диспозиции ч. 1 ст. 162 УК РФ. В части отсутствия в ней указания, в же частности, на изъятие имущества, то его, на наш взгляд, же следовало бы восполнить посредством внесения же соответствующего же дополнения в диспозицию ч. 1 ст. 163 УК РФ.

Соответствующий фрагмент данной диспозиции может выглядеть, например, же так: "...под же угрозой насилия над же потерпевшим же или иными лицами, уничтожения, же повреждения, изъятия, похищения, невозвращения имущества или совершения иных же действий имущественного характера, результатом же которых явился бы выход имущества из ведения потерпевшего или иного лица либо создавались же бы труднопреодолимые препятствия для использования этими же лицами их имущества же по назначению в течение неопределенно же продолжительного времени... же ".

В предлагаемом же нами варианте новая редакция диспозиции ч. 1 ст. 163 УК РФ могла бы выглядеть, например, же так (с учетом необходимости включения в нее и же других изменений и дополнений):

"Вымогательство, то есть требование же безвозмездной или неадекватно возмездной передачи же чужого имущества или права же на чужое имущество, а равно безвозмездного или же неадекватно возмездного оказания же услуг или совершения иных действий имущественного характера в пользу виновного же либо же других лиц под же угрозой насилия над потерпевшим или иными лицами, же уничтожения, повреждения, изъятия, похищения, невозвращения имущества или совершения иных действий имущественного характера, результатом которых явился бы выход имущества из ведения потерпевшего же или иного лица либо создавались бы труднопреодолимые препятствия для использования же этими лицами их имущества по же назначению в течение неопределенно продолжительного времени, а же равно под угрозой распространения каких бы то ни было сведений, огласка же которых для потерпевшего нежелательна, при отсутствии же признаков разбоя, же грабежа либо принуждения к совершению сделки или к отказу от ее же совершения..." .

Разумеется, же не следует ожидать того времени, когда рассматриваемая норма будет соответствующим образом модифицирована.

На сегодняшний день же следует руководствоваться же той редакцией статьи, в же которой воля законодателя, хотя и выражена, может быть, не самым удачным образом, все же обязательно же должна учитываться (и, конечно же, реализовываться) в практической же деятельности правоохранительных  органов и судов.

Таким образом, если похититель автомашины, обещая же вернуть ее владельцу за же "вознаграждение", не же выполняет своего обещания. И, получив "выкуп", же скрывается.

То его же действия следует квалифицировать, помимо же хищения и вымогательства, и же как мошенничество - в части невозврата же машины.

Так, завладение машиной с же целью получения "выкупа" за последующий возврат же ее владельцу квалифицируется как хищение автомашины и вымогательство же денег ("вознаграждения").

Если же виновный, хотя и получил же оговоренное "вознаграждение", своего обещания возвратить же владельцу похищенную машину не выполнил. То, кроме же ответственности за хищение автомашины и же вымогательство "вознаграждения", он же должен отвечать же и за мошенничество - в отношении же машины[60].

В этой связи же возникает обстоятельство, при котором в отношении одной и той же машины формулируются же два обвинения: же в хищении (в краже) и же в мошенничестве.

Дело же в том, что, как только виновный получил "вознаграждение", машина же немедленно должна быть передана владельцу. Если же этого не происходит, то машина считаетсяе похищенной одним и тем же лицом во второй раз. На этот раз же путем мошенничества.

Иногда по же терпевший, разуверившись в возможностях милиции отыскать угнанный автомобиль[61] и отчаявшись же сам найти его, дает объявление в же газету же с просьбой же "вернуть... за вознаграждение". Тем самым он же как бы инициирует "сделку": ты мне - тобой же же угнанный автомобиль, а я тебе за это - деньги.

В данном же случае обвинять потерпевшего в же подстрекательстве к вымогательству нельзя. Так же как он действует в условиях крайней необходимости.

Чтобы вернуть похищенное, он же готов на многое, и же его поведение же вполнее понятно. Но это никак же не оправдывает же другую сторону рассматриваемой "сделки", которая, конечно же, должна же отвечать же за же вымогательство.

По тем же основаниям в же этом случае нельзя обвинять владельца угнанной машины и в приобретении же имущества, заведомо добытого преступным же путем же (ст. 175 УК РФ)[62].

А теперь о же том, как надо квалифицировать же действия лица, виновного в же неправомерном завладении же чужим автомобилем, если же данное деяние совершено без цели последующего возврата машины потерпевшему за "вознаграждение". А с целью: же временного пользования ею с последующим возвратом владельцу без требования ж"вознаграждения". Или временного же пользования ею с же последующим оставлением где попало. Или же дальнейшего же удержания ее у себя на неопределенно длительное время.

Если неправомерное же завладение чужим автомобилем совершено не с целью получения "вознаграждения" же за последующий предполагаемый возврат машины же потерпевшему.

А с целью временного пользования ею с последующим возвратом владельцу без же требования "вознаграждения", то содеянное следует квалифицировать либо как хищение (в случае если виновный же завладел машиной в же отсутствие владельца или хотя же бы и в присутствии его, но  помимо его воли).

Либо как же неправомерное завладение - по же ст. 166 УК РФ (в случае если же виновный пользовался машиной в же течение какого-либо времени же с разрешения ее владельца, но затем проигнорировал же требование последнего вернуть автомобиль).

Если неправомерное же завладение чужим автомобилем совершено не с целью же получения "вознаграждения" за же последующий предполагаемый возврат машины же владельцу. А с целью же временного пользования ею, без последующего возврата владельцу, то же содеянное должно квалифицироваться, во-первых, же как хищение, а во-вторых, как уничтожение или же повреждение чужого имущества, же если машина оказалась соответственно же уничтоженной или поврежденной[63].

Форма вины - умышленная или неосторожная - констатируется с учетом того, где брошена машина: если же она же действительно брошена ве неопределенном месте, то констатируется же умышленная вина (как минимум, косвенный умысел); если же она оставлена в том месте, же откуда взята, то констатируется же вина же неосторожная.

Понятно, что при же исчислении ущерба надо учитывать и время, в течение которого автомобиль был выведен из же владения потерпевшего. С учетом того, сколько можно было бы же заработать денег. Если бы данный автомобиль же использовался в течение соответствующего времени по назначению - например, же в же качестве же такси.

Конечно, компенсации подлежит и причиненный владельцу похищенной (угнанной) машины моральный же вред. Как правило, он должен определяться в размере же не ниже того, который характеризует материальный же ущерб.

Включая же вред в виде же упущенной выгоды.

К сожалению, в же действующем уголовном законодательстве нет норм об ответственности за поставление же чужого ценного имущества в опасность уничтожения или же повреждения и за угрозу уничтожением или повреждением чужого же имущества.

На наш взгляд, гл. 21 УК РФ следовало бы дополнить ст. ст. 168.1 и 168.2, же которые предусматривали бы ответственность соответственно за поставление чужого ценного имущества в же опасность уничтожения или повреждения и за угрозу уничтожением или повреждением чужого имущества.

Автомобиль может же иметь особую ценность, в том числе историческую, научную, культурную же или (и) художественную. В этом случае же посягательство на же него может квалифицироваться по ст. 164 УК РФ.

Однако такие посягательства на особо ценные же предметы, как вымогательство, уничтожение или же повреждение, неправомерное завладение, поставление в опасность, угроза уничтожением или повреждением, остаются же без уголовно-правового же противодействия и квалифицируются как соответствующие же преступления против собственности на обычные вещи - на же одежду, мебель, же видеотехнику и т.п.

В завершение сделаем вывод о том, что для восполнения указанных пробелов же требуется:

- в ст. 164 УК РФ указать на же вымогательство особо ценных предметов;

- в нововведенных ст. ст. 164.1, 164.2 и 164.3 УК РФ установить ответственность же соответственно за уничтожение или повреждение особо ценных предметов или же документов, за же неправомерное же завладение ими или поставление их в опасность же уничтожения либо повреждения, за угрозу же уничтожением же или же повреждением этих предметов или документов.

§ 2. Совершенствование уголовного закона об ответственности за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения

Уголовным кодексом же Российской Федерации же предусматривается ответственность же за же угон же автомототранспортных средств. Включая трамвай, же троллейбус, же трактор, же самоходную же машину и суда маломерного флота же (статья же 166 же Уголовного кодекса Российской Федерации). А также за угон же воздушного, же водного и железнодорожного же транспорта же (статья 211 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Норма, регламентирующая ответственность за неправомерное завладение автомобилем же или же иным же транспортным средством же без цели же хищения, в же действующем Уголовном же кодексе Российской Федерации же располагается в же разделе же VIII же «Преступления же ве сфере экономики», глава 21 же «Преступления же против же собственности».

Но же в же современной теории уголовного права возникают сомнения относительно обоснованности же решения законодателя же о переносе нормы.

Регламентирующей же ответственность за же угон же транспортных средств же без же цели же хищения же из же главы Уголовного кодекса Российской Федерации, же предусматривающей ответственность за преступления против общественной же безопасности, же общественного порядка и здоровья же населения же (где она же до же определенного времени располагалась в же Уголовном кодексе Российской Советской Федеративной же Социалистической же Республики  1960 года). Не вдаваясь в существо причин, побудивших законодателя же к же такому шагу, рассмотрим же лишь же последствия же такой же рокировки.

Так, подобная трансформация же во многом спровоцировала же острую дискуссию. Относительно же непосредственного же объекта уголовно-правовой же охраны же названного же преступления. В же тени остались отношения, же которые же ставятся же под же угрозу нарушения же в каждом случае же совершения же рассматриваемого же деяния.

Речь же идет же об общественной безопасности же в широком смысле. И же о же безопасном использовании транспортного же средства же в частности. В силу его же конструктивных же особенностей признаваемого источником повышенной же опасности.

При же выходе же из-под же ответственного контроля же он способен причинить ущерб же более широкому же и же значимому кругу общественных отношений. Нежели же отношения же собственности.

Кроме того, распространив же на статье 166 Уголовного кодекса Российской же Федерации же те же же понятия и же категории, что же и на другие нормы главы 21 Уголовного кодекса же Российской же Федерации, законодателем же таким же образом, же они же стали еще же больше сближены.

Поэтому же на же практике же нередко же возникают же проблемы при отграничении смежных с же предусмотренным же статьёй 166 Уголовного кодекса Российской Федерации составов (например, же кражи).

Задуманная же изначально норма же об же угоне автомототранспортных средств без же цели хищения же была призвана защищать же интересы граждан в области безопасного же функционирования источника повышенной опасности. Что не утратило своей же актуальности и сегодня.

По нашему мнению, хотя же отношения же собственности нарушаются в же каждом случае совершения анализируемого преступления. Это обстоятельство не может же быть положено в же основу переноса е данной нормы же в же главу же 21       Уголовного же кодекса же Российской Федерации.

В таком случае, следуя же логике законодателя, следовало бы перенести же в же главу же о же преступлениях против же собственности и статью 211 Уголовного же кодекса Российской же Федерации.

Которой регламентируется ответственность же за же угон же судна воздушного или водного транспорта, же либо же железнодорожного подвижного же состава. Поскольку в же качестве предмета же указанного преступления выступают объекты еще же более же ценные.

В же теории же уголовного же права в же связи с декриминализацией неправомерного же завладения чужим же имуществом (статья 148.1, статья 148.2 Уголовного кодекса Российской же Советской Федеративной Социалистической Республики  1960 года) на фоне сохранения ответственности же за же неправомерное же завладение же автомобилем или иным транспортным же средством же без же цели же хищения же возникают вопросы относительно же логики же законодателя [64].

По же нашему же мнению, же единственно верным же объяснением выделения законодателем среди же необозримого же многообразия видов имущества же только же одного – транспортного средства – является то, что оно представляет же собой источник же повышенной же опасности. Неправомерное использование которого всегда создает же потенциальную угрозу для же общественной же безопасности.

Однако, же по-видимому, это не столь очевидно для тех исследователей, которые пытаются найти же этому какое-то же другое объяснение. Изложенное выше же позволяет сделать вывод, что указанная норма должна же находиться в главе о преступлениях против общественной безопасности, же как это было же задумывалось изначально.

Как же нами жеотмечалось ранее, в же российском уголовном законодательстве же предусмотрена же ответственность же за два вида угона транспортного же средства.

При этом же законодатель же классифицировал их в зависимости от конструктивных же особенностей предмета. И предусмотрел ответственность за них в же двух разных нормах, расположенных в же различных главах Уголовного кодекса Российской  Федерации.

Однако даже из же поверхностного анализа же содержания же обеих норм видно, же что же оно же весьма же схоже.

Во-первых, в же качестве предмета же преступления, предусмотренного же обеими нормами, выступает же транспортное средство.

Во-вторых, же объективная сторона обоих деяний выражается во временном же использовании же транспортного средства без цели же его хищения.

В-третьих, совпадают субъективные признаки же указанныхе составов. Кроме же того, на оба состава законодатель же распространил схожие квалифицирующие же преступления признаки.

Помещение же нормы, регламентирующей ответственность за угон судна же воздушного или же водного транспорта же либо железнодорожного подвижного состава, в же главе о же преступлениях же против общественной безопасности же было же обусловлено следующим.

Это деяние, же по мнению же законодателя, же угрожает наступлением последствий же более тяжких, чем угон автотранспортных же средств. Его совершение же может привести к крупным авариям и катастрофам. С большими же человеческими и материальными потерями. Оно же является преступлением террористического же характера.

Но если же сопоставить предметы же преступлений, предусмотренных статьёй 211 УК РФ и статьёй 166 УК РФ, можно же заключить, что угон автобуса с пассажирами же в салоне, военной же или специальной техники (танка, бензовоза), же скоростных же городских же поездов, которые законодатель относит к же предмету же преступления, предусмотренного статьёй 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, же таит же в же себе не же меньшую же общественную же опасность, чем, например, же угон железнодорожной же дрезины.

Исходя же из же вышеизложенного, же считаем же целесообразным объединить указанные нормы же в одну же независимо от же особенностей жетранспортных средств. Такой шаг будет служить укреплению унифицированного подхода к же реализации задач же уголовно-правовой политики. В же сфере же борьбы с же указанным же видом же преступности.

Следует же также же заметить, что же подобная же унификация не станет препятствием для реализации же исполнения же задач, стоящих перед международным же сообществом. Которые же взяла же на себя Россия в связи с криминализацией же в соответствии с же международными договоренностями угона воздушных судов в же национальном же уголовном законодательстве.

Опыт же решения этого же вопроса законодателями Норвегии[65], Кореи[66] и Франции[67] может же служить же дополнительным аргументом же в пользу же высказанного же предложения.

На наш же взгляд, ничем, кроме исторических традиций, нельзя объяснить существование же в действующем уголовном же законодательстве России двух норм. Одна из же которых предусматривает же ответственность за посягательство на железнодорожный, же водный и же воздушный транспорт. Другая – за же посягательство же на же иные же виды механического же транспорта.

Ко всему прочему необходимо сделать отличие хищений автомобильного же транспорта от же других смежных преступлений. В частности, же от же неправомерного завладения же автомобилем же или иным транспортным средством без цели хищения (угона) же автотранспорта. Правильное же разграничение же смежных преступлений имеет большое не только теоретическое, но и практическое же значение. Поскольку этим обеспечивается выполнение важнейшей же задачи российского правосудия - применения же наказания же в строгом же соответствии же с законом.

Изучение же уголовных дел о неправомерном же завладении автомобилем или иным же транспортным средством же без цели же хищения, далее угонах  показывает, что же работниками же следствия и суда нередко испытываются трудности же в отграничении рассматриваемого деяния же от смежных преступлений. Между же тем же как отмечает же В. Н. Кудрявцев, для того, чтобы же правильно же квалифицировать же преступление, необходимо четко представлять себе же разграничительные черты между смежными же преступлениями, ибо же разграничение преступления же «есть оборотная же сторона же квалификации».

Трудно отграничить угон же от хищения же автотранспортных средств. Так как же у же этих преступлений сходные причины и условия, типы личности преступников. Единый объект же и предмет, и, что же особенно важно, на совершение данных же общественно опасных же деяний правоохранительные же органы же реагируют же одинаково.

Постановлением же № 5 Пленума же Верховного суда же Российской Федерации «О некоторых вопросах же применения судамие законодательства об же ответственности за же преступления же против собственности» от 24 апреля же 1995 года же в пункте 5 разъяснялось, что «угон отличается от же хищения умыслом, направленным не на обращение чужого имущества в пользу же виновного же или же других лиц, а на противоправное же временное пользование же этим имуществом в корыстных же или иных целях же без согласия собственника или же иного владельца».

Объективные же признаки же угона же без же признаков хищения (в смысле статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации) и угона автотранспорта же с же корыстной целью же по существу не различаются между собой.

Такие же действия, как же проникновение в же гаражное помещение, использование же специально приспособленных средств же для же вскрытия автомобиля же или же запуска двигателя, буксировка же транспортного средства в же безопасное место же и других же способов, не же выступают в качестве отличительных же при же краже же транспортного средства и одинаково же приемлемы же для же угона же без же цели же хищения.

В следственной практике  квалификация подобного рода деяний основывается же на же субъективном же умысле преступника.

Точнее, только на же его собственных показаниях относительно же цели завладения автотранспортом. Это и же порождает неверную оценку имевших место деяний. То есть квалификацию фактической кражи как угона. Соответственно, этому за же преступление, квалифицируемое по статье 166 УК РФ и фактически же являющееся же кражей же автомобиля, назначается более мягкое же наказание. Применяется мера пресечения, не же связанная с заключением под стражу. Наступают же иные менее значительные уголовные же последствия же судимости же и же тому же подобные наказания.

Зачастую же задержанным на же похищенном автомобиле ворам достаточно заявить, что намерений похитить же его же они не имели. А хотели прокатиться же и же затем же оставить. Чтобы же их действия квалифицировались как угон. Это же влечет за же собой в же соответствии со сложившейся судебной практикой, существенное смягчение наказания.

Лишь же в же исключительных случаях же виновные же осуждаются к реальному же отбыванию наказания же в же виде же лишения свободы. Поэтому, не же случайно, более двух третей же задержанных мотивировали свои действия же целями, же подпадающими же под же признаки же угона.

По объективным же признакам угон совпадает с хищением транспортного же средства. Началом того же и другого преступления является незаконное изъятие имущества из же правомерного владения. Оба деяния причиняют же материальный ущерб. же

Отличие между ними же проводится в зависимости от же того, имеются или же отсутствуют признаки безвозмездности изъятия и корыстной цели.

Хищение – это всегда же безвозмездное же изъятие имущества. Данный признак характеризуется двумя же критериями. Во-первых, имущество изымается без же предоставления соответствующего эквивалента. Во-вторых, же изъятие же осуществляется же не на же время, а навсегда. Без намерения же возвратить же имущество же собственнику.

В случае угона же лицо тоже ничего же не оставляет взамен транспортного средства, же которым оно же завладело. Но завладение осуществляется лишь на определенное время. Субъект же не намеревается навсегда же обратить же угнанное транспортное средство же в свою пользу или в пользу же других же лиц.

Другими же словами, у него нет же цели же хищения. Такой вывод вытекает из же содержания же закона. В статье 166 УК РФ подчеркивается, что угон же совершается же без цели хищения. Следовательно, же отсутствие  цели хищения и же намерений обратить  транспортное же средство же в свою пользу же либо же в же пользу же других лиц же навсегда, же является обязательным условием же при квалификации же угона. Однако при угоне  субъект же иногда преследует же корыстную цель. Но цель же хищения у него же всегда же отсутствует.

Мотивами же угона же служат корысть, месть, озорство, любознательность, желание добраться до же определенного места, доставить груз, же пренебрежение к же общественным же стандартам, же этническая неприязнь, с же целью совершения другого же более тяжкого преступления и так же далее. В таких же случаях угонщик же транспортного средства непременно после достижения же поставленных же целей оставляет его же в каком либо месте. Сам же же скрывается.

Уголовно- правовая оценка же таких же угонов же трудностей не представляет.

Какие же конкретно признаки могут учитывать лицо, производящее дознание, и же следователь же при же отграничении хищения от угона? Иногда полагают, что завладение же транспортным средством же путем проникновения в же гараж образует же кражу, но же не угон.

К же примеру, по части 2 статьи 158 Уголовного кодекса Российскойе       Федерации же осуждены гражданин А., гражданин же С. и же гражданин К. Посредством отмычек и ключей они же открыли же замок, проникли в гараж и завладели автомобилем, а же затем, после же передвижения же на нём, оставили его на улице. Такая квалификация же является ошибочной.

Как же признак хищения, проникновение заключается в незаконном вторжении в помещение. С целью осуществления кражи, же грабежа или разбойного нападения. Виновные же проникли в гараж для совершения угона. Проникновение же при угоне – составная же часть незаконного завладения автомобилем, которое охватывается же статью 166 же УК РФ.

Необходимо же отметить,  не смотря на то же что,  собственник или  иной владелец автотранспорта пытается же оградить же свою собственность от преступных же посягательств. Расходуя же немалые дополнительные средства на различные же помещения-гаражи, боксы, же для стоянки своего автотранспорта. Оплачивает же услуги же огороженной же территории – платных же стоянок же и же тому же подобных же услуг. В же результате его старания и же меры же предосторожности оказываются же тщетными. Не эффективными же и  его же имуществом в же конечном  итоге неправомерно завладевают.

Исходя из же выше изложенного же и  учитывая, что в последнее время, данные же преступные же деяния имеют же тенденцию к росту, надо  в части 2 диспозиции статьи 166 УК РФ включить  квалифицирующий признак. Такой, как же действия, же совершённые с проникновением в помещение, огороженную же территорию или иное хранилище.

Это же вызвано необходимостью же усиления же борьбы против более опасных форм завладения же автотранспортом. Свидетельствующих же об же устойчивости же умысла же преступников. А также же об же их предварительной же подготовленности.

Тем же не же менее, же возникает вопрос, как же квалифицировать деяние, совершенное  в условиях не же очевидности. Когда завладение транспортным средством же совершено с проникновением в же гаражное помещение. Если умысел же преступников же направлен на угон автотранспорта. А не же на его же хищение, - зачем нужна тщательная подготовка к же преступлению.

Почему же для же завладения автотранспортом, без цели же хищения, требуется преодолевать такие трудные препятствия же для проникновения

в же помещение, как взлом гаражных ворот, же пролом же стены же либо крыши же в же гаражном помещении же и же тому же подобное.

Неужели же преодоление и устранение же этих препятствии совершается лишь только же для того, чтобы добраться же на транспортном средстве до определенного же места. Или же перевести груз, или же просто покататься. Данные же мотивы совершения угона автотранспорта из гаражного же помещения же  представляются же мало же вероятными.

Исходя из же выше сказанного, мы же полагаем, что данное деяние, совершенное  в условиях не же очевидности,  же связанное с проникновением в же гаражное же помещение совершается с целью хищения. А не угона же транспортного же средства. Поэтому же на практике в большинстве же случаев следователи же целесообразно же квалифицируют  в условиях не очевидности, же проникновение же в гараж же и завладение автотранспортом по  части 2 статьи 158 же Уголовного кодекса Российской Федерации же как же хищение, а же не же угон.

Сложно дело обстоит, когда же действия лица, неправомерно завладевшего автотранспортом,  же пресекаются работниками же полиции или же другими же гражданами.

В таких случаях  в процессе же предварительного расследования и рассмотрения же дела в суде необходимо же тщательно исследовать же цели и мотивы же угона же транспортного средства. И в же зависимости от этого квалифицировать же совершенное же преступление.

Так как же направленность умысла же виновных по объективным признакам никаким образом не же выражается. То субъект преступления, задержанный с же поличным, же зная, же же что же ответственность же за же завладение транспортным средством без цели же хищения ниже санкций, предусмотренных за же хищение данного транспортного же средства. Пытается же сознательно ввести в заблуждение же органы следствия и суда. Поясняя, же что же его же умысел был направлен же не же на хищение. А на временное завладение автотранспортом без же цели же его же хищения.

Тем самым же виновный пытается смягчить уголовную ответственность же за же совершенное же им же деяние. Не же редко бывают случаи, кода же виновные же вообще же уходят от же уголовной ответственности. Давая удобные для них же показания. Так в кабине автомобиля в же ночное время во же дворе же дома по улице Чичерина был задержан же гражданин же С., который же пытался завести же данный автомобиль.

В же ходе же предварительного же следствия гражданин С. пояснил, что он, проходя же ночью же мимо дома по улице Чичерина, же заметил автомобиль, у же которого, по его же словам, была же открыта же дверь со стороны ж же е водителя.  Так как же ночью же было же холодно, же и,  видя, же что дверца у автомобиля открыта, он решил немного же погреться. Сев же на же место водителя же он же принял же решение  же предупредить же владельца же данного же автомобиля. Нажимая же на же звуковой сигнал, о том, что его же автомобиль стоит открытым в ночное время.

По же имеющим материалам же уголовного дела было установлено, что умысел же гражданина С. не же был направлен же не на завладение автомобилем, же не на его хищение. По данным основаниям же следователь З. принял решение о прекращении же уголовного дела же из-за же отсутствия состава же преступления.

О хищении автотранспорта можно же судить, когда виновный изменил окраску же транспортного же средства. Номера его государственной регистрации, номера же двигателя, кузова. Систематически же использовал транспортное средство же для платной же перевозки грузов или же людей. Так, гражданин О., гражданин Г. и гражданин 3. же угнали грузовой  автомобиль «КАМАЗ» с же территории же автотранспортного предприятия. Тщательно же укрывали же его же в же гаражно-строительном кооперативе.

Перекрасили же автомобиль и же сменили же номера государственной регистрации.

Используя же фиктивные документы с целью же скрыть преступление и обеспечить возможность пользоваться же транспортным средством, они перевозили же гражданам же различные же грузы же на же территории нескольких субъектов Российской Федерации. Содеянное же было обоснованно же квалифицировано же Курчатовским же районным  судом города Челябинска по статье 158 же Уголовного кодекса же Российской Федерации же как же хищение же автомобиля.

Также  по статье 93 Уголовного кодекса Российской Советской Федеративной Социалистической Республики же за хищение автомобиля осужден гражданин Л. Адвокаты же которого же считали, что данный осужденный не имел цели хищения же автомобиля. Судебная коллегия по уголовным делам же Верховного суда же Российской же Советской Федеративной Социалистической Республики  оставила приговор в отношении осужденного же Л., без же изменения. Указав, же что, же угнав автомобиль ГАЗ-24, же гражданин Л. видоизменил его. На передних крыльях поставил же зеркала, же заменил спидометр, же счётчик с же показателями пробега же и же чехлы же на же сидениях. Прикрепил к нему государственный номер, выданный на автомобиль, принадлежащий другому человеку. Похищенный же автомобиль гражданин Л. же эксплуатировал около месяца. Вплоть до же задержания. Все эти обстоятельства свидетельствуют же об умысле же на же хищение же автомобиля, а же не на же его же угон.

Если же виновный угнал транспортное же средство, имея намерение продать его целиком или же по же частям. То налицо хищение. Такой вывод вытекает из смысла постановления Пленума Верховного Суда Российской Советской Федеративной же Социалистической же Республики  № 50 от 22 октября 1969 года же «О судебной практике же по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил же безопасности же движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их же угоном». В котором указывается, что угон, совершенный с целью хищения, же квалифицируется только как хищение. Поскольку угон же в таких случаях же является способом совершения же хищения. Сложнее же обстоит дело, же когда же он угнал же транспортное средство, же совершил же поездку и затем же оставил его. Сняв отдельные детали[68].

Представляется, что же для оценки же содеянного необходимо рассмотреть ж два же варианта:

-                   если умысел на хищение деталей возник же после угона. Посягательство же квалифицируется же как же угон же и же хищение деталей. В случае, например, сожжения автомобиля после снятия деталей дополнительно же применяется же статья же об же уничтожении имущества;

-                   если же умысел же на хищение деталей возник заранее же или в момент угона. То же содеянное же образует же хищение же транспортного средства же в целом, а не же отдельных же его же деталей.

Важно установить, же какими  стремлениями руководствовался субъект. В же момент же приготовления к преступлению же и непосредственно при завладении же транспортным же средством. Если завладение осуществляется с целью же последующего же изъятия транспортного же средства или же его же отдельных частей и деталей из правомерного владения. То же преступление с самого же начала считается  хищением. Оно же признаётся же оконченным с момента же отъезда транспортного средства от места стоянки. Поскольку же у же лица появляется же реальная возможность же распорядиться же им же по своему усмотрению. Это означает, что хищение же окончено же ещё же до же снятия  отдельных же деталей.

Размер хищения же определяется стоимостью всего транспортного средства. Тот же факт, что же субъект же может же затем похитить же только отдельные узлы или детали. Не же влияет же на общий размер же хищения. Ибо же преступление уже же окончено.

Когда субъект же похищает отдельные узлы транспортного средства, а остальное уничтожает. То же для же квалификации же его действий достаточно применения нормы, устанавливающей ответственность за хищение. Поскольку в же таких случаях совокупности с уничтожением имущества же не же образуется.

Проводя анализ же проблемных вопросов касающихся квалификации хищения и угона же автотранспорта. Необходимо отметить, что же не вполне удачно, по же нашему же мнению, введён же в же диспозицию статьи 166 Уголовного кодекса Российской же Федерации же термин же «завладение».

По же замыслу, формулировка «незаконное завладение автомобилем или иным транспортным средством» должна же охватывать же все случаи захвата и же временного использования же автотранспорта. Между тем, в буквальном, общепринятом же смысле завладение же предполагает совершение действий. Результатом же которых является изъятие у собственника же имущества. Его использование и же получение реальной возможности же распоряжаться же им же по же своему же усмотрению.

Норма же включена же в главу преступлений против собственности и существенно отличаются от статьи же 212 и статьи 148 Уголовного кодекса  Российской Советской же Федеративной Социалистической же Республики . В итоге же прослеживается же противоречие. Поскольку действие по завладению же автомобилем же или иным же транспортным же средством совершаются без же цели хищения. К же тому же специфика владения автотранспортными же средствами же заключается в наличии соответствующих регистрационных документов же на же транспортное средство. Тем же самым, же проблема же определения умысла же у виновного не снимается.

Иными же словами, конструкция же нормы Уголовного кодекса Российской Федерации о неправомерном же завладении автомобилем или иным же транспортным средством,  в же конечном счёте, не же устраняет сложившиеся практические же трудности. В квалификации же хищения  и угона автотранспорта. Не дает же отличительных же признаков же деяний, которые же связаны же с же хищением же имущества или же его временным использованием.

Не мало важное же значение для характеристики же объективной стороны рассматриваемого же преступления имеет же признак временного пользования же имуществом, же обращенным же в же неправомерное владение.

Именно временный же характер же пользования имуществом указывает на же отсутствие же признаков хищения. Которое же с этой точки зрения является же окончательным (безвозвратным) обращением чужого имущества же в же пользу же виновного же или же иных же лиц.

Рассматриваемый же признак обычно не же поддается количественному определению. Превращаясь в же оценочное понятие. Целиком, зависящее же от же воли же правоприменителя.

С точки зрения Гаухман Л.Д., возможно определение верхней границы длительности временного же пользования  же чужим имуществом. С превышением же которой же незаконное временное пользование становиться незаконным же обращением в же собственность, же т.е. хищением. Такой границей может служить же истечение же шестимесячного срока с момента фактического выбытия транспортного же средства из законного владения. Например, же согласно же статье 228 Гражданского кодекса Российской Федерации, если же в же течение шести же месяцев с момента же заявления о находке не будет же установлен законный собственник же (уполномоченный или получатель имущества), же нашедший же вещь же приобретает же на неё право же собственности.

Но с же данным мнением можно и не же согласится. Так как же данное рассуждение представляется не же совсем же корректным в силу следующих обстоятельств. Из смысла же статьи 228 Гражданского кодекса Российской Федерации же вытекает, что же лицо  же приобретает право собственности. Если оно нашло же вещь, то же есть же получило её вполне же на законном основании. Никаким образом же не нарушая же закона. В случае, когда вещь приобретается в же результате же совершенного же преступления. В данном случае в же результате неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством. То ссылка на же статью 228 Гражданского кодекса Российской же Федерации же представляется же не же совсем удачной.

На практике же при квалификации преступления, совершенного в условиях же неочевидности, же существуют же следующие же положения[69].

Если же угнанное же транспортное средство же найдено же исправным  и комплектным в срок. Установленный уголовно-процессуальным законодательством для же предварительной же проверки заявления или сообщения же о же преступлении (в порядке статьи 144 Уголовно-процессуального кодекса  же Российской Федерации). То же есть до 10 суток, то, как же представляется, имеются же достаточные основания для возбуждения уголовного же дела же по же факту же угона (статья 166 УК РФ).

По же признакам же хищения же уголовное дело же возбуждается. Если в указанный срок же транспортное же средство же не же обнаружено.

В случае его последующего обнаружения исправным и укомплектованным же квалификация же может быть же изменена же на статью 166 Уголовного кодекса же Российской Федерации.

В случаях, когда же транспортное средство вообще не же обнаружено или обнаружено в же разукомплектованном же виде. Деяние квалифицируется же как же хищение же чужого же имущества.

По нашему мнению, было же бы же наиболее верным же определение срока изъятия автомобиля или иного же транспортного же средства в пользу виновного до 10 суток же как угон. А более 10 суток как хищение. Данное положение же необходимо же закрепить в таком нормативно-правовом акте как же постановление же Пленума же Верховного же Суда же Российской Федерации.

В связи же с вышеизложенным  целесообразно же предложить Пленуму  Верховного  Суда  Российской же Федерации же принять постановление. В же котором же бы же были же отражены вопросы разграничения  хищений же автотранспортных  же средств же и неправомерных завладений же автомобилями же или же иными транспортными же средствами без же цели же хищения. А также установлены же правила же квалификации же этих же преступлений. И указаны же объективные же обстоятельства, которые должны учитываться судами при принятии же решений же по же данным же уголовным же делам.

Обращает на себя внимания и несоразмерность установленных наказаний за рассматриваемые преступления. Действующее законодательство сблизило же по своим характеристикам составы простой кражи же и же угона. Без квалифицирующих же признаков. И предусмотренное же за же их же нарушение наказание.

Однако санкции за квалифицированные же виды угона   автотранспорта ниже санкций же предусмотренных в статьях о грабеже и разбое. Где же предметом данного же преступления будет являться автотранспорт. Между тем же общественная опасность угонов же в особенности же совершаемых же с же применением насилия, же ничуть не меньше названных же преступлений. Так, например, же грабеж по части 3 статьи 161 Уголовного же кодекса Российской же Федерации наказывается лишением же свободы же на срок от 6 до же 12 лет. А угон по части 3 статьи 166 Уголовного кодекса же Российской Федерации наказывается же на срок на срок от 5 до же 10 лет. Разбой по части 3 статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации наказывается лишением же свободы на же срок от 7 до 12 лет. А по же части 4 на срок от же 8 до 15 лет, же а угон же по части 4 статьи же 166 же Уголовного же кодекса Российской Федерации на же строк от 6 до 12 лет.

Поэтому же считаем целесообразным же увеличить пределы допустимого же назначения же наказания. За же квалифицированные способы угона же автотранспорта же в же особенности, совершаемых же с применением же насилия[70].

Как это сделано  в же уголовном кодексе Республики же Узбекистан. Где установлена строгая же ответственность же за же неправомерное завладение же автотранспортом.

Санкции за же угон автотранспорта же в  Уголовном кодексе Республики Узбекистан (статья 267)  в  отличие от санкции за угон в  Уголовном кодексе же России гораздо же выше. Это позволило резко сократить же уровень же преступных посягательств же на автотранспорт в данном же государстве.

Ужесточение же ответственности за же квалифицированные способы угона же автотранспорта  совершаемых же с же применением насилия, целесообразно. Потому что же это же вызвано необходимостью же усиления борьбы против же наиболее  опасных, дерзких же форм завладения автотранспортом. Свидетельствующих же об устойчивости умысла преступников.

Можно же согласиться же с же мнением же А.М. Игнатова. Который считает, что же большой эффект же в борьбе с же угонами же автотранспорта принесло же бы же не разграничение же угона с целью хищения же или без таковой. А установление же более же строгой же ответственности же за любой же угон же независимо же от же цели.

Среди же предложений  научных и практических работников по решению проблемы борьбы с же хищениями и угонами же автотранспорта обращает же на себя же внимание же подход Н.Н. Гагарина и В. Е. Приходько. Анализируя общественные отношения, же которым причиняется ущерб в результате неправомерного же завладения автотранспортом, указанными авторами обосновывается же необходимость включения в Уголовный кодекс Российской же Федерации же нормы же о же незаконном умышленном же завладении же транспортным средством же (с целью его хищения или же использования по своему же усмотрению), же в же главу имущественных же преступлений.

По же нашему же мнению,   назрела же необходимость введения в уголовный кодекс же новой же специальной же нормы. Предусматривающей ответственность же за же хищения же автотранспорта.

Необходимость в же этом обусловливается тем. Что транспортное средство как же предмет же преступления же является же специфическим.

Автомобиль, а же также любое  механическое же транспортное средство представляет собой источник повышенной же опасности. Кроме того, же автотранспорт же имеет же статус же ценного же имущества.

Стоимость же любого  похищенного транспортного средства является всегда высокой. Собственникам же или иным владельцам в большинстве случаев наносится  значительный же и крупный же ущерб. Поэтому возникает же необходимость же о выделении  такого предмета хищения как автотранспорт в же отдельную специальную норму. Которая закрепляла бы ответственность за хищение же автомобиля или же иного же транспортного средства же в же виду же особой же ценности похищаемого предмета.

Аргументировать это же предложение же можно же тем же что, например, в Уголовном кодексе же Российской Федерации предусмотрена ответственность за же хищение предметов, имеющих особую же ценность (статья же 164 Уголовного же кодекса же Российской Федерации).

В данной  норме же ответственность наступает за хищение предметов или документов, имеющих особую же историческую, научную, художественную или же культурную же ценность. Здесь же ценность предметов и же документов же определяется с же учетом же значимости их для  истории, же науки, же искусства же и же культуры.

Следует отметить, что же названные  предметы и документы представляют собой же имущество. Которое же в денежном выражении имеет соответствующую же стоимость, же причём, весьма высокую. Именно по экономическому же признаку предмета же хищения же законодатель выделил вышеуказанный же состав  же преступления же в же специальную норму.

По аналогии можно сказать и о предложении включения же в Уголовного кодекса Российской Федерации нормы об ответственности за хищение автотранспорта. Стоимость же похищенного автотранспорта также представляется же весьма же высокой.

По нашему же мнению же новая статья, устанавливающая ответственность же за же хищение же автотранспорта должна же быть включена в главу 21 «Преступления против же собственности». Название нормы – «Хищение же автомобиля же или же иного же механического транспортного же средства».

Структура же нормы же должна же быть же изложена в следующей редакции:

1. Хищение же автомобиля же или иного же механического транспортного средства совершенное тайно, же открыто, же путём же обмана или злоупотребления доверием, путём присвоения же или растраты – наказывается же штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или же в размере же заработной же платы или иного дохода осужденного же за период до одного года, либо обязательными же работами на срок ста двадцати до двухсот сорока часов, либо же исправительными работами на срок от года до  двух лет, либо же арестом на срок от четырех до шести же месяцев, же либо лишением же свободы же на же срок же до же пяти лет.

2.То же же же деяние же совершенное:

а)  группой лиц по же предварительному сговору;

б) с же незаконным же проникновением в же помещение же или иное хранилище;

в) лицом с же использованием же своего же служебного же положения;

г) с применением же насилия не опасного, для же жизни и здоровья, либо с       угрозой же применения такого же насилия – наказывается  штрафом в же размере до же двухсот же тысяч же рублей или в размере заработной же платы или же иного же дохода осужденного же за период от же семи же месяцев до одного года, либо лишением же свободы же на срок от же трех же до же семи же лет.

3. То же же деяние, же предусмотренное частями первой, второй, совершённое:

а) организованной же группой;

б) в же крупном же и же особо же крупном же размере;

в) с применением насилия же опасного, же для жизни и же здоровья, либо с       угрозой применения же такого же насилия – наказывается лишением же свободы же на же срок же от же семи же до же пятнадцати лет.

Примечание. Предметом же  хищения могут выступать же автомобили всех типов и моделей, же любые же механические же транспортные средства, снабженные же автономным же двигателем с рабочим же объемом более 50 кубических же сантиметров же и имеющие же конструктивную же скорость более 50 же километров в же час.

Также же устройства же предназначенные же для же же выполнения технологических операций, же оборудованные двигателем, выполняющие не транспортные, а иные же функции (грейдеры, скреперы, асфальтоукладчики, комбайны и же прочие), но же способные же самоходом передвигаться по дорогам, же водители же которых же при этом  обязаны руководствоваться Правилами же дорожного же движения.

Предметом же данного преступления могут быть так же, не относящееся к механическим же транспортным средствам же мотоколяски, мопеды, моккики, же мотики.

Велосипеды же с подвесным мотором и другие средств передвижения с рабочим же двигателем, же рабочий объём которого не превышает 50 кубических же сантиметров, а также прицепы».

Создание же специальной нормы устанавливающей ответственность за хищение автотранспорта позволило же бы в же определенной степени усилить борьбу же с же хищениями же автомобилей же или иных транспортных же средств.

Реализация указанных же предложений позволит улучшить деятельность же служб же и же подразделения органов же внутренних дел в борьбе с преступными же посягательствами на же автотранспорт.

Создаст 0 дополнительные же предпосылки же для                  успешного проведения оперативно-розыскных же и же иных ТТТ мероприятий            по предупреждению, пресечению, раскрытию, а же также расследованию же угонов же и хищений  автотранспорта.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Проведенное исследование обусловило выводы, приведенные ниже.

Выделение объекта уголовно-правовой охраны как признака состава преступления необходимо для установления чёткой границы при квалификации конкретного общественно опасного деяния нарушителя.

Следует выделить факторы, влияющие на угоны транспортных средств.

Это главным образом социально-экономические, социально-психологические, социально-демографические, организационно-управленческие факторы.

Одним из существенных недостатков расследования уголовных дел по угонам транспортных средств является ослабление работы по выявлению в процессе следствия конкретных причин и условий, способствующих преступлениям данного вида, принятию предусмотренных законом мер по их устранению.

Изучение 20 уголовных дел по угонам транспортных средств показало, что в подавляющем большинстве (в 90%) причины и условия их совершения не выявлялись, либо выявлялись формально. А по выявленным причинам и условиям меры по их устранению органами следствия не принимались.

Указанные недостатки во многом зависят и от качественного состава кадров, их профессионализма.

Совершению угонов транспортных средств благоприятствует нехватка гаражей и платных стоянок, надлежащее количество которых могло бы надежно защитить автомобили от преступных посягательств.

Практически все дорогостоящие и престижные автомобили крадут и угоняются с использованием технологий электронного взлома.

Уголовно наказуемым угоном может быть признано только лишь неправомерное завладение транспортным средством, без цели его хищения.

Состав угона менялся дважды.

1. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ.

Закон усилил уголовную ответственность за простой угон, увеличив срок лишения свободы, который может быть за него назначен. Одновременно произошло расширение пенализации и дифференциации - за счет введения еще одного основного наказания за простой и квалифицированный угон. Наряду с этим ответственность за квалифицированный угон понижена путем исключения минимального срока лишения свободы.

По ч. 2 ст. 166 УК РФ сужена дифференциация уголовной ответственности - исключен признак неоднократности.

В ч. 3 ст. 166 УК РФ был изменен квалифицирующий признак - вместо угона, причинившего крупный ущерб, теперь предусмотрен угон, причинивший особо крупный ущерб.

2. Федеральный закон от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ.

Закон внес изменения в три из четырех санкции этой статьи, исключив нижние границы наказания в виде: ареста - в ч. 1; лишения свободы - в ч. ч. 3 и 4 ст. 166 УК РФ.

П. 1 ст. 166 УК РФ под угоном понимает неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

Предмет преступления точно указан в законе:

1) автомобиль;

2) иное транспортное средство.

Большинство специалистов, в области уголовного права полагают, что сам угон предполагает совершение двух действий:

1) неправомерный захват транспортного средства,

2) совершение передвижения на нём.

понятия «неправомерное завладение» и «угон» транспортных средств без цели хищения отличаются друг от друга:

1) Угон автомобиля или иного транспортного средства без цели хищения – это неправомерное завладение (захват) этого вида имущественных ценностей и осуществление передвижения на нём; либо перемещение его любым возможным и невозможным способом с места его нахождения.

2) Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без целей хищения, то есть действия, определённым образом направленные на проникновение в этот автомобиль или иное транспортное средство и (или) обращение его в своё личное временное пользование.

3) Под термином «захват» понимаются определённые действия, направленные на проникновение в автомобиль или иное транспортное средство, и (или) обращение его в своё личное временное пользование, если при этом к потерпевшему применяется любое физическое или психическое насилие, и у правонарушителя нет на этот вид имущественных ценностей, ни действительных, ни предполагаемых прав собственности.

Потерпевшими могут быть любые лица (собственник, законный владелец автомобиля, пассажиры, охранники и другие).

4) Проникновение в автомобиль или иное транспортное средство может быть осуществлено свободным доступом, путём вскрытия дверей, выставления или уничтожение стёкол, либо уничтожения лобового стекла и других действий подобного рода неправомерных действий и посягательств.

5) Обращение в своё личное временное пользование означает получение вполне реальной возможности обладания им, автомобилем или иным транспортным средством, с использованием его потребительских и качественных свойств.

Во введении настоящей магистерской диссертации сформулированы положения, выносимые на защиту.

 

 

 

 

 

 

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

 

Нормативные правовые акты

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 05.04.2013) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, N 25, ст. 2954.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 26.04.2013) (с изм. и доп., вступающими в силу с 21.05.2013) // "Ведомости Федерального Собрания РФ", 01.01.2002, N 1, ст. 1.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 11.02.2013) // "Российская газета", N 238-239, 08.12.1994.
  4. Федеральный закон от 07.03.2011 N 26-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации" // "Собрание законодательства РФ", 14.03.2011, N 11, ст. 1495.
  5. Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ (ред. от 07.12.2011) "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" // "Собрание законодательства РФ", 15.12.2003, N 50, ст. 4848.
  6. Федеральный закон от 10.12.1995 N 196-ФЗ (ред. от 26.04.2013) "О безопасности дорожного движения" // "Собрание законодательства РФ", 11.12.1995, N 50, ст. 4873.
  7. Постановление Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 (ред. от 30.01.2013) "О Правилах дорожного движения" // "Российские вести", N 227, 23.11.1993.

 

Судебная практика

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 (ред. от 23.12.2010) "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" // "Бюллетень Верховного Суда РФ", N 2, февраль, 2009.
  2. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ "Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 2011 года" // СПС «Консультант Плюс».

10. Бюллетень судебной практики по уголовным делам Свердловского областного суда (второй квартал 2012 г. (33)) (утв. постановлением президиума Свердловского областного суда от 29.08.2012) // СПС «Консультант Плюс».

11. Бюллетень судебной практики по уголовным делам Свердловского областного суда (первый квартал 2012 г. (32)) (утв. постановлением президиума Свердловского областного суда от 06.06.2012) // СПС «Консультант Плюс».

12. Обзор судебной практики по уголовным делам президиума Нижегородского областного суда за третий квартал 2012 года (подготовлен Нижегородским областным судом) // СПС «Консультант Плюс».

13. Определение Пермского краевого суда от 25.09.2012 по делу N 22-7785// СПС «Консультант Плюс».

14. Кассационное определение Московского городского суда от 01.10.2012 N 22-13126 // СПС «Консультант Плюс».

15. Определение Пермского краевого суда от 27.09.2012 по делу N 22-7854 // СПС «Консультант Плюс».

16. Определение Пермского краевого суда от 27.09.2012 по делу N 22-7845-2012 // СПС «Консультант Плюс».

17. Постановление Московского городского суда от 25.09.2012 по делу N 4у/5-7477/12 // СПС «Консультант Плюс».

18. Определение Пермского краевого суда от 25.09.2012 по делу N 22-7785 // СПС «Консультант Плюс».

19. Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 24.09.2012 по делу N 33-2544/2012 // СПС «Консультант Плюс».

20. Апелляционное определение Саратовского областного суда от 20.09.2012 по делу N 33-5348/2012 // СПС «Консультант Плюс».

21. Определение Пермского краевого суда от 20.09.2012 по делу N 22-7641// СПС «Консультант Плюс».

22. Определение Пермского краевого суда от 16.12.2010 по делу N 22-8906 / СПС «Консультант Плюс».

23. Постановление Московского городского суда от 16.11.2012 N 4у/4-9103 // СПС «Консультант Плюс».

24. Постановление Московского городского суда от 02.11.2012 N 4у/6-8384 // СПС «Консультант Плюс».

25. Кассационное определение Московского городского суда от 31.10.2012 по делу N 22-14700 // СПС «Консультант Плюс».

26. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.11.2012 N 22-7824/12 // СПС «Консультант Плюс».

27. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.11.2012 N 22-7773/402 // СПС «Консультант Плюс».

28. Кассационное определение Московского городского суда от 12.12.2011 по делу N 22-15132// СПС «Консультант Плюс».

29. Кассационное определение Московского городского суда от 16.11.2011 по делу N 22-13978// СПС «Консультант Плюс».

30. Кассационное определение Московского городского суда от 31.10.2011 по делу N 22-12945// СПС «Консультант Плюс».

31. Постановление Московского городского суда от 13.09.2011 по делу N 4у/1-7301/2011// СПС «Консультант Плюс».

32. Постановление Президиума Вологодского областного суда от 26.03.2012 N 44-у-26// СПС «Консультант Плюс».

33. Кассационное определение Курского областного суда от 26.03.2012 по делу N 22К-485-2012// СПС «Консультант Плюс».

34. Постановление Президиума Московского городского суда от 23.03.2012 по делу N 44у-68/12// СПС «Консультант Плюс».

35. Кассационное определение Верховного суда Республики Коми от 23.03.2012 N 22-938/2012// СПС «Консультант Плюс».

36. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 22.03.2012 N 33-4124/2012// СПС «Консультант Плюс».

37. Определение Верховного суда Удмуртской Республики от 28.02.2012 по делу N 22-450 // СПС «Консультант Плюс».

38. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.02.2012 N 33-1484/2012// СПС «Консультант Плюс».

39. Кассационное определение Верховного суда Республики Коми от 14.02.2012 N 22-473/2012// СПС «Консультант Плюс».

40. Определение Владимирского областного суда от 09.02.2012 по делу N 33-317/2012 // СПС «Консультант Плюс».

41. Определение Пензенского областного суда от 08.02.2012 по делу N 22-117// СПС «Консультант Плюс».

42. Определение Самарского областного суда от 02.02.2012 по делу N 33-1155/2012 // СПС «Консультант Плюс».

43. Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 01.02.2012 // СПС «Консультант Плюс».

44. Постановление Президиума Ростовского областного суда от 26.01.2012 N 44-у-14 // СПС «Консультант Плюс».

45. Кассационное определение Московского городского суда от 25.01.2012 по делу N 22-702// СПС «Консультант Плюс».

46. Определение Пензенского областного суда от 25.04.2012 по делу N 22-426 // СПС «Консультант Плюс».

47. Постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 30.03.2012 // СПС «Консультант Плюс».

48. Кассационное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 01.03.2012 по делу N 22-503 // СПС «Консультант Плюс».

49. Кассационное определение Московского городского суда от 29.10.2012 по делу N 22-14605 // СПС «Консультант Плюс».

50. Постановление Московского городского суда от 05.10.2012 N 4у/6-8110 // СПС «Консультант Плюс».

51. Определение Пермского краевого суда от 04.10.2012 по делу N 22-8118 // СПС «Консультант Плюс».

52. Кассационное определение Московского городского суда от 03.10.2012 по делу N 22-13427 // СПС «Консультант Плюс».

53. Кассационное определение Московского городского суда от 03.10.2012 N 22-13404 // СПС «Консультант Плюс».

54. Кассационное определение Московского городского суда от 03.10.2012 по делу N 22-12836 // СПС «Консультант Плюс».

55. Кассационное определение Московского городского суда от 29.10.2012 по делу N 22-14604 // СПС «Консультант Плюс».

56. Апелляционное определение Тульского областного суда от 25.10.2012 по делу N 33-2858// СПС «Консультант Плюс».

57. Постановление Президиума Московского областного суда от 24.10.2012 N 416 по делу N 44У-245/12 // СПС «Консультант Плюс».

58. Определение Пермского краевого суда от 11.10.2012 по делу N 22-8304-2012 // СПС «Консультант Плюс».

59. Кассационное определение Московского городского суда от 08.10.2012 N 22-13375// СПС «Консультант Плюс».

Литература

  1. 60.   Аналитический обзор от 18 декабря 2012 года. Федеральный закон от 29.11.2012 N 207-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СПС «Консультант Плюс»

61. Авдеева М.В. Уголовно-правовая норма и уголовно-правовой запрет // Законодательство и экономика. 2012. N 6. С. 42 - 49.

62. Брайнин Ю.М. «Некоторые вопросы учения о составе преступления в советском уголовном праве», Юрид. сб. Киевского гос. ун-та. Киев, 1950. №4. Стр. 58 – 59.

63. Белик Ю.С. «Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения: проблемы предмета, квалификации и предупреждения: Монография», Екатеринбург, 2006. С. 29.

64. Буз С.А., Магомедов М.К. Хищения легковых автомобилей. Проблемы уголовно-правового регулирования и правоприменительной практики: Монография. Краснодар, 2008.

65. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. «Ответственность за преступления против собственности», М., 1997. С. 143.

66. Горшкова Л.Л. Вопрос-ответ // СПС «Консультант Плюс».

67. Жариков Ю.С. Уголовно-правовое регулирование и механизм его реализации. М.: Юриспруденция, 2009. 216 с.

68. Загородников Н.И. «Понятие объекта преступления в советском уголовном праве», Труды Военно-юридической академии, Вып. XIII. М., 1951. Стр. 44.

69. Исаев Н.И. Уголовная ответственность за нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств: научно-практическое пособие / под ред. Н.Г. Кадникова. М.: Юриспруденция, 2011. 192 с.

70. Ким Е.Р. Криминологическая характеристика и предупреждение краж и угонов автомобилей и иных транспортных средств (по материалам Дальневосточного региона): Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Хабаровск, 2008.

71. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Ю.В. Грачева, Г.А. Есаков, А.К. Князькина и др.; под ред. Г.А. Есакова. 4-е изд. М.: Проспект, 2012. 544 с.

72. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Т.К. Агузаров, А.А. Ашин, П.В. Головненков и др.; под ред. А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ, 2012. 624 с.

73. Криминология / Под ред. С.Я. Лебедева, М.А. Кочубей. М., 2009.

74. Колосовский В.В. Теоретические проблемы квалификации уголовно-правовых деяний: монография. М.: Статут, 2011. 398 с.

75. Колесников Р.В. «К вопросу о предмете преступления «неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения», Изд. Общество и право. 2008. №1. с. 28.

76. Коржанский Н.И. «Предмет преступления (понятие, виды и значение для квалификации): Учебное пособие», Волгоград, 1976. С. 17.

77. Кашепов В.П. Судебный надзор за кассационным производством по уголовным делам // Комментарий судебной практики / Под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Юридическая литература, 2012. Вып. 17. С. 262 - 285.

78. Криминология / Под ред. В.Н. Бурлакова, Н.М. Кропачева. СПб., 2010.

79. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова и др.; под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2010. 1392 с.

80. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Отв. ред. В.И. Радченко, А.С. Михлин, В.А. Казакова. М., 2008. с. 51

81. Кошаева Т.О. Судебная практика по уголовным делам о совершении преступлений в составе преступной группы // Комментарий судебной практики / под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Юридическая литература, 2011. Вып. 16. С. 279 - 292.

82. Кругликов Л. Тяжкие последствия в уголовном праве: объективные и субъективные признаки // Уголовное право. 2010. N 5. С. 38 - 46.

83. Колесников Р.В. Общесоциальные меры предупреждения угонов и хищений транспортных средств // Российский следователь. 2009. N 23. С. 24 - 27.

84. Мингалимова М.Ф. Новый закон об уголовном наказании // Законность. 2011. N 11. С. 38 - 40.

85. Магомедов М.К. Хищения легковых автомобилей. Проблемы уголовно-правового регулирования и правоприменительной практики: Монография. Краснодар, 2008.

86. Мельников В.Ю. Некоторые вопросы обобщения практики применения судами меры пресечения в виде заключения под стражу // Российский судья. 2009. N 9. С. 3 - 6.

87. Новое в Уголовном кодексе / под ред. А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ, 2012. Вып. 2. 114 с.

88. Официальный сайт МВД России // http://www.mvdinform.ru (дата обращения - 12.05.2013).

89. Проценко С.В. Транспортные преступления: проблемы понятийного аппарата // Российская юстиция. 2009. N 11. С. 37 - 39.

90. Попова Л.В. Вопрос-ответ // СПС «Консультант Плюс».

91. Софронов В.Н. Уголовно-правовые аспекты оперативно-розыскной характеристики преступлений против собственности // Российский следователь. 2011. N 3. С. 21 - 25.

92. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации 1961-1993. М., 1994, с. 46.

93. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации 1961-1993. М, 1994. с. 72.

94. Темников В.В. О некоторых проблемах предупреждения преступных посягательств, связанных с автотранспортом // Россия в глобальном мире: проблемы становления и развития: Сборник научных трудов: Вып. 1. Воронеж, 2007.

95. Узденов А. «Основные направления совершенствования регламентации уголовной ответственности за угон транспортных средств», Российский следователь. 2007. №24. с. 10.

96. Уголовный кодекс Норвегии (параграф 260). Под ред. Ю.В. Голика. СПб., 2003. с. 35.

97. Уголовный кодекс Республики Корея (статья 331-2). Под ред. А.И. Коробеева. СПб., 2004. с. 151.

98. Уголовный кодекс Франции (статья 224-6). Под ред. Л.В. Головко, .Е. Крыловой. СПб., 2002. с. 97.

99. Фролов Е.А. «Спорные вопросы общего учения об объекте преступления», Сб. трудов Свердловского юрид. ин-та. Свердловск, 1969. Вып. 10. С. 222.

  1. Яни П.С. Квалификация должностных преступлений: преодоление теоретических неточностей // Законность. 2011. N 10. С. 19 - 23.
    1. Яни П.С. Возврат похищенных машин потерпевшему // Уголовное право. 2009. N 2. С. 141 – 143.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



[1] "Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 05.04.2013) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

 

 

[2] Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ (ред. от 07.12.2011) "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" // "Собрание законодательства РФ", 15.12.2003, N 50, ст. 4848.

[3] Колесников Р.В. «К вопросу о предмете преступления «неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения», Изд. Общество и право. 2008. №1. с. 28.

[4] Брайнин Ю.М. «Некоторые вопросы учения о составе преступления в советском уголовном праве», Юрид. сб. Киевского гос. ун-та. Киев, 1950. №4. Стр. 58 – 59.

[5] Загородников Н.И. «Понятие объекта преступления в советском уголовном праве», Труды Военно-юридической академии, Вып. XIII. М., 1951. Стр. 44.

[6] Коржанский Н.И. «Предмет преступления (понятие, виды и значение для квалификации): Учебное пособие», Волгоград, 1976. С. 17.

[7] Фролов Е.А. «Спорные вопросы общего учения об объекте преступления», Сб. трудов Свердловского юрид. ин-та. Свердловск, 1969. Вып. 10. С. 222.

[8] Бюллетень судебной практики по уголовным делам Свердловского областного суда (второй квартал 2012 г. (33)) (утв. постановлением президиума Свердловского областного суда от 29.08.2012) // СПС «Консультант Плюс»; Бюллетень судебной практики по уголовным делам Свердловского областного суда (первый квартал 2012 г. (32)) (утв. постановлением президиума Свердловского областного суда от 06.06.2012) // СПС «Консультант Плюс».

[9] Федеральный закон от 10.12.1995 N 196-ФЗ (ред. от 26.04.2013) "О безопасности дорожного движения" // "Собрание законодательства РФ", 11.12.1995, N 50, ст. 4873.

[10] Постановление Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 (ред. от 30.01.2013) "О Правилах дорожного движения" // "Российские вести", N 227, 23.11.1993.

[11] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Ю.В. Грачева, Г.А. Есаков, А.К. Князькина и др.; под ред. Г.А. Есакова. 4-е изд. М.: Проспект, 2012. 544 с.

[12] Гаухман Л.Д., Максимов С.В. «Ответственность за преступления против собственности», М., 1997. С. 143.

 

[13] Белик Ю.С. «Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения: проблемы предмета, квалификации и предупреждения: Монография», Екатеринбург, 2006. С. 29.

 

[14] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Т.К. Агузаров, А.А. Ашин, П.В. Головненков и др.; под ред. А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ, 2012. 624 с.

[15] Криминология / Под ред. С.Я. Лебедева, М.А. Кочубей. М., 2009.

 

[16] Колосовский В.В. Теоретические проблемы квалификации уголовно-правовых деяний: монография. М.: Статут, 2011. 398 с.

Официальный сайт МВД России // http://www.mvdinform.ru (дата обращения - 12.05.2013).

[18] Буз С.А., Магомедов М.К. Хищения легковых автомобилей. Проблемы уголовно-правового регулирования и правоприменительной практики: Монография. Краснодар, 2008.

 

[19] Исаев Н.И. Уголовная ответственность за нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств: научно-практическое пособие / под ред. Н.Г. Кадникова. М.: Юриспруденция, 2011. 192 с.

[20] Ким Е.Р. Криминологическая характеристика и предупреждение краж и угонов автомобилей и иных транспортных средств (по материалам Дальневосточного региона): Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Хабаровск, 2008.

 

[21] Кассационное определение Московского городского суда от 01.10.2012 N 22-13126 // СПС «Консультант Плюс»; Обзор судебной практики по уголовным делам президиума Нижегородского областного суда за третий квартал 2012 года (подготовлен Нижегородским областным судом) // СПС «Консультант Плюс»; Определение Пермского краевого суда от 27.09.2012 по делу N 22-7854 // СПС «Консультант Плюс»; Определение Пермского краевого суда от 27.09.2012 по делу N 22-7845-2012 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Московского городского суда от 25.09.2012 по делу N 4у/5-7477/12 // СПС «Консультант Плюс».

[22] Темников В.В. О некоторых проблемах предупреждения преступных посягательств, связанных с автотранспортом // Россия в глобальном мире: проблемы становления и развития: Сборник научных трудов: Вып. 1. Воронеж, 2007.

 

Официальный сайт МВД России // http://www.mvdinform.ru (дата обращения - 12.05.2013).

[24] Кашепов В.П. Судебный надзор за кассационным производством по уголовным делам // Комментарий судебной практики / Под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Юридическая литература, 2012. Вып. 17. С. 262 - 285.

[25] Ким Е.Р. Указ. соч.

 

[26] Криминология / Под ред. В.Н. Бурлакова, Н.М. Кропачева. СПб., 2010.

[27] Мингалимова М.Ф. Новый закон об уголовном наказании // Законность. 2011. N 11. С. 38 - 40.

[28] уз С.А., Магомедов М.К. Хищения легковых автомобилей. Проблемы уголовно-правового регулирования и правоприменительной практики: Монография. Краснодар, 2008.

[29] Определение Пермского краевого суда от 25.09.2012 по делу N 22-7785 // СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 24.09.2012 по делу N 33-2544/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Саратовского областного суда от 20.09.2012 по делу N 33-5348/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Определение Пермского краевого суда от 20.09.2012 по делу N 22-7641// СПС «Консультант Плюс».

[30] Яни П.С. Квалификация должностных преступлений: преодоление теоретических неточностей // Законность. 2011. N 10. С. 19 - 23.

[31] Кассационное определение Московского городского суда от 29.10.2012 по делу N 22-14605 // СПС «Консультант Плюс».

 

[32] Постановление Президиума Вологодского областного суда от 26.03.2012 N 44-у-26 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Президиума Московского городского суда от 23.03.2012 по делу N 44у-68/12// СПС «Консультант Плюс»; Кассационное определение Верховного суда Республики Коми от 23.03.2012 N 22-938/2012// СПС «Консультант Плюс»; Определение Санкт-Петербургского городского суда от 22.03.2012 N 33-4124/2012// СПС «Консультант Плюс».

 

 

 

 

 

[33] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 (ред. от 23.12.2010) "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" // "Бюллетень Верховного Суда РФ", N 2, февраль, 2009.

[34] Определение Верховного суда Удмуртской Республики от 28.02.2012 по делу N 22-450 // СПС «Консультант Плюс»; Определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.02.2012 N 33-1484/2012// СПС «Консультант Плюс»; Кассационное определение Верховного суда Республики Коми от 14.02.2012 N 22-473/2012// СПС «Консультант Плюс»; Определение Владимирского областного суда от 09.02.2012 по делу N 33-317/2012 // СПС «Консультант Плюс».

[35] Определение Пермского краевого суда от 16.12.2010 по делу N 22-8906 // СПС «Консультант Плюс».

 

[36] Постановление Московского городского суда от 05.10.2012 N 4у/6-8110 // СПС «Консультант Плюс»; Определение Пермского краевого суда от 04.10.2012 по делу N 22-8118 // СПС «Консультант Плюс»; Кассационное определение Московского городского суда от 03.10.2012 по делу N 22-13427 // СПС «Консультант Плюс»; Кассационное определение Московского городского суда от 03.10.2012 N 22-13404 // СПС «Консультант Плюс»; Кассационное определение Московского городского суда от 03.10.2012 по делу N 22-12836 // СПС «Консультант Плюс».

[37] Определение Пензенского областного суда от 08.02.2012 по делу N 22-117// СПС «Консультант Плюс»; Определение Самарского областного суда от 02.02.2012 по делу N 33-1155/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 01.02.2012 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Президиума Ростовского областного суда от 26.01.2012 N 44-у-14 // СПС «Консультант Плюс»; Кассационное определение Московского городского суда от 25.01.2012 по делу N 22-702// СПС «Консультант Плюс».

 

 

 

[38] Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ (ред. от 07.12.2011) "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" // "Российская газета", N 252, 16.12.2003.

[39] Федеральный закон от 07.03.2011 N 26-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации" // "Собрание законодательства РФ", 14.03.2011, N 11, ст. 1495.

 

[40] Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации 1961-1993. М., 1994, с. 46.

 

[41] Кассационное определение Московского городского суда от 29.10.2012 по делу N 22-14604 // СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Тульского областного суда от 25.10.2012 по делу N 33-2858// СПС «Консультант Плюс»; Постановление Президиума Московского областного суда от 24.10.2012 N 416 по делу N 44У-245/12 // СПС «Консультант Плюс»; Определение Пермского краевого суда от 11.10.2012 по делу N 22-8304-2012 // СПС «Консультант Плюс»; Кассационное определение Московского городского суда от 08.10.2012 N 22-13375// СПС «Консультант Плюс».

[42] "Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 11.02.2013) // "Российская газета", N 238-239, 08.12.1994.

 

 

[43] Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации 1961-1993. М, 1994. с. 72.

[44] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ "Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 2011 года" // СПС «Консультант Плюс».

[45] Определение Пермского краевого суда от 25.09.2012 по делу N 22-7785// СПС «Консультант Плюс».

 

 

[46] "Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 26.04.2013) (с изм. и доп., вступающими в силу с 21.05.2013) // "Ведомости Федерального Собрания РФ", 01.01.2002, N 1, ст. 1.

 

[47] Софронов В.Н. Уголовно-правовые аспекты оперативно-розыскной характеристики преступлений против собственности // Российский следователь. 2011. N 3. С. 21 - 25.

 

[48] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова и др.; под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2010. 1392 с.

[49] Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Отв. ред. В.И. Радченко, А.С. Михлин, В.А. Казакова. М., 2008. с. 51

[50] Жариков Ю.С. Уголовно-правовое регулирование и механизм его реализации. М.: Юриспруденция, 2009. 216 с.

 

[51] Кошаева Т.О. Судебная практика по уголовным делам о совершении преступлений в составе преступной группы // Комментарий судебной практики / под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Юридическая литература, 2011. Вып. 16. С. 279 - 292.

[52] Кругликов Л. Тяжкие последствия в уголовном праве: объективные и субъективные признаки // Уголовное право. 2010. N 5. С. 38 - 46.

 

[53] Колесников Р.В. Общесоциальные меры предупреждения угонов и хищений транспортных средств // Российский следователь. 2009. N 23. С. 24 - 27.

[54] Постановление Московского городского суда от 16.11.2012 N 4у/4-9103 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Московского городского суда от 02.11.2012 N 4у/6-8384 // СПС «Консультант Плюс»; Кассационное определение Московского городского суда от 31.10.2012 по делу N 22-14700 // СПС «Консультант Плюс»; Определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.11.2012 N 22-7824/12 // СПС «Консультант Плюс»; Определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.11.2012 N 22-7773/402 // СПС «Консультант Плюс»; Определение Пензенского областного суда от 25.04.2012 по делу N 22-426 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 30.03.2012 // СПС «Консультант Плюс»; Кассационное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 01.03.2012 по делу N 22-503 // СПС «Консультант Плюс».

[55] В дальнейшем термины "транспортное средство", "автомобиль", "машина", "автомашина" употребляются здесь в одном и том же смысле. Само же деяние (неправомерное завладение транспортным средством) именуется для краткости неправомерным завладением, завладением или захватом.

[56] Яни П.С. Возврат похищенных машин потерпевшему // Уголовное право. 2009. N 2. С. 141 – 143.

[57] Термины "вознаграждение" и "выкуп" берутся в кавычки с учетом условности, связанной с неправомерным характером обозначаемых ими действий.

[58] Проценко С.В. Транспортные преступления: проблемы понятийного аппарата // Российская юстиция. 2009. N 11. С. 37 - 39.

 

[59] Мельников В.Ю. Некоторые вопросы обобщения практики применения судами меры пресечения в виде заключения под стражу // Российский судья. 2009. N 9. С. 3 - 6.

[60] Новое в Уголовном кодексе / под ред. А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ, 2012. Вып. 2. 114 с.

[61] Если виновные по забывчивости не оставят в угнанной машине свои паспорта, мобильные телефоны либо иные неопровержимые улики, а сама машина не будет оставлена где-нибудь на видном месте, то, как правило, ее поиск становится крайне затруднительным.

[62] Аналитический обзор от 18 декабря 2012 года. Федеральный закон от 29.11.2012 N 207-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СПС «Консультант Плюс»

 

[63] Авдеева М.В. Уголовно-правовая норма и уголовно-правовой запрет // Законодательство и экономика. 2012. N 6. С. 42 - 49.

 

[64] А. Узденов «Основные направления совершенствования регламентации уголовной ответственности за угон транспортных средств», Российский следователь. 2007. №24. с. 10.

 

[65] Уголовный кодекс Норвегии (параграф 260). Под ред. Ю.В. Голика. СПб., 2003. с. 35.

[66] Уголовный кодекс Республики Корея (статья 331-2). Под ред. А.И. Коробеева. СПб., 2004. с. 151.

[67] Уголовный кодекс Франции (статья 224-6). Под ред. Л.В. Головко, .Е. Крыловой. СПб., 2002. с. 97.

 

[68] Горшкова Л.Л. Вопрос-ответ // СПС «Консультант Плюс».

 

[69] Попова Л.В. Вопрос-ответ // СПС «Консультант Плюс».

 

[70] Исаев Н.И. Уголовная ответственность за нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств: научно-практическое пособие / под ред. Н.Г. Кадникова. М.: Юриспруденция, 2011. 192 с.

 


ДЕТАЛИ ФАЙЛА:

Имя прикрепленного файла:   Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством (угон).zip

Размер файла:    96.14 Кбайт

Скачиваний:   120 Скачиваний

Добавлено: :     10/28/2016 12:06
   Rambler's Top100    Š ⠫®£ TUT.BY